10.01.2021      561      0
 

РС 283 Смута в Золотой Орде. Резня в Азове


Андрей Масловский в «Родине слонов»

Кто и за что убил пятнадцать тысяч женщин и детей в Азаке XIV века? Почему хронисты и летописцы молчали об этой трагедии? И как по костным останкам археологи определили сезон, в который произошло массовое убийство?

Говорим о том, как в археологии Азова отразилась Великая замятня, с кандидатом исторических наук, заведующим Отделом археологии Азовского музея-заповедника Андреем Николаевичем Масловским.

Стенограмма эфира программы «Родина слонов» с кандидатом исторических наук, заведующим Отделом археологии Азовского музея-заповедника Андреем Николаевичем Масловским.

Михаил Родин:

Большая часть из вас никогда не видела трупов. Я имею в виду не родственников в гробу, а трупы. Валяющиеся на земле, обезображенные, гниющие тела людей. Так, чтобы приходилось идти между ними и вдыхать их запах. И это хорошо, что вы этого не видели. Мы часто забываем о том, в каком цивилизованном, спокойном и правильном обществе мы живём.

Я работал телевизионным журналистом в новостях и видел такое. И пока я готовился к эфиру этой программы, я вспомнил о споре, который часто разгорается среди журналистов: имеем ли мы право показывать в деталях и подробностях ужасающие кадры с войны или мест каких-то трагических ситуаций? Чаще всего преобладает мнение, что не можем: таким образом мы травмируем психику людей. Но я считаю, что именно поэтому многие считают войну красивым, интересным парадом: «Пойдемте и победим их всех!».

Я далёк от пацифизма. Я историк и журналист. Сложнее придумать более циничные профессии. Люди всегда убивали друг друга и будут убивать друг друга за свои интересы. Часто выдуманные. Но, по моим наблюдениям, больше всего войну и её эстетику любят люди, которые никогда не сидели среди трупов, не вдыхали их запах и не знают, как выглядит и пахнет свежесгоревшее человеческое тело.

Поэтому я решил устроить своеобразный «квест». Посмотрите эту программу до конца, не отворачиваясь от экрана и не закрывая глаза. И вспоминайте эти кадры каждый раз, если вам придёт мысль в голову написать на своей машине «Можем повторить!», или прокричать: «Давайте гнать этих чурок!» Через несколько столетий именно такую картину – следствие ваших слов – могут откопать археологи.

Приятного просмотра.

М. Родин: Сегодня мы будем говорить об одном из самых ярких и драматичных событий в российской истории. Правда, не всегда принято называть это частью российской историей, но тем не менее я считаю, что именно так оно и есть. Сегодня мы будем говорить о смуте, или о так называемой «замятне» в Золотой Орде. И будем говорить о том, как она отразилась в археологии. Потому что мы знаем про неё из летописей, из зарубежных источников. Но что мы видим здесь у себя, на нашей территории? Какие следы мы находим? Можем ли мы увидеть отголоски этой «Великой замятни»?

Мы видим в археологии следы жуткой катастрофы в отдельном взятом городе: в современном Азове, или в Азаке, как он тогда назывался. Как это проявляется в археологии? Что за картину мы наблюдаем?

А. Масловский: Мы находим закрытые комплексы (это либо заброшенные погреба, либо заброшенные земляночные жилища, подвалы домов), в которых найдены фрагментированные или целые костяки людей. На настоящий момент мы нашли таких комплексов, наверное, десятка три.

Количество убитых людей там колеблется от одного до двухсот. И нужно понимать, что мы исследовали только небольшую часть этого всего. По приблизительным подсчётам где-то на территории Азака в один момент погибло где-то 15-20 тысяч человек.

И нужно сказать, что Азак не является исключением. Дело в том, что Азак просто лучше изучен. Но после того, как я начал публиковать результаты наших исследований, то коллеги, изучающие другие золотоордынские памятники, стали говорить, присылать. И публикации есть подобных же находок повсеместно.

И мы знаем, что в разные годы «Великой замятни» такая судьба постигала и другие города. Но для Азака у нас просто намного больший объём информации, чтобы исследовать это событие детально.

М. Родин: Сегодня мы будем говорить о том, как из отдельных разрозненных находок складывается эта большая картина. Это отдельный очень интересный сюжет.

Давайте поговорим о внутриполитической катастрофе, которая случилась в Золотой Орде в XIV в. Что это такое? Какая была политическая ситуация?

А. Масловский: У любой монархии есть уязвимое место: это вопрос престолонаследия. В империях наследников Чингисхана эта проблема была в квадрате или в кубе. Потому что никаких чётких правил престолонаследования не существовало. Вернее, существовало несколько правил, взаимно исключающих друг друга. И фактически, чтобы стать новым ханом, нужно было добиться консенсуса феодальной знати.

Нужно понимать, что все эти феодальные империи (будем их так называть честно) состояли из многих лоскутков, который связывал только консенсус военной знати. И когда этот консенсус распадался, единственным способом решить, кто будет новым владыкой, была война.

После смерти Джанибека его сын Бердибек убил 12 своих братьев. После того, как убили самого Бердибека, не было очевидного наследника. Т.е. наследников было очень много. Когда существует многожёнство, когда росло несколько поколений, то наследников теоретически может быть несколько сотен. Но важно не только то, что в твоих жилах течёт кровь Чингисхана, но и что за тобой стоит какая-то политическая сила. И таких несомненных претендентов, которые могли быстро устранить соперников, не было.

Поэтому с 1359 г. начинается серия переворотов. И чем дальше – тем хуже. Надо отметить, что если первые перевороты в русских летописях отмечены, то через несколько лет русских летописцев перестало это заботить. Т.е. ситуация стала настолько патовой, что русским стало всё равно.

И через несколько первых переворотов сложилась такая ситуация, когда Орда раскололась на две части. Реально этих частей было больше. Но две основные части были таковы: в землях к западу от Волги установилось владычество аристократа-беклербека (фактически это гибрид военного министра и министра внутренних дел) Мамая, который правил от имени подставных ханов. Т.е. среди Чингизидов всегда можно было найти мальчишку, от имени которого править. А в Заволжье правили в основном выходцы из восточных регионов Золотой Орды. И это противостояние между выходцами из западных и восточных регионов тоже давало о себе знать.

И уже, видимо, в первые годы великой смуты чем меньше уверенности в своих силах было у претендента и у группировки, которая его окружала и привела его к власти, тем более жестоким он становился. Воинов у тебя не очень много, вокруг враги. Что нужно сделать? Нанести упреждающий удар, любого вельможу, который косо на тебя посмотрит, убить. А заодно и тех, кто от этого вельможи зависит.

Такова была канва событий «Великой замятни». Этот раскол продолжался до прихода ещё одной силы с востока, до прихода Тохтамыша.

Причём фрагментов было реально намного больше. Это то, что мы знаем. Наверняка на этой территории кипели сражения, города переходили из рук в руки. Мы просто об этом не знаем, потому что по факту соседей это не очень интересовало. Даже списки ханов, правивших в этот период, у разных исследователей неодинаковы. Потому что они ссылаются на разные источники. А разные источники могли какого-то хана пропустить. Не нравился им этот человек – мы его включать не будем.

Территория, на которой находился Азак, территория, контролировавшаяся Мамаем, была, вроде как, самой стабильной. Если на территории Заволжья постоянно происходили перевороты, то здесь где-то с 1362-63 гг. устанавливается определённая стабильность. Но даже здесь Мамай менял ханов. И почему он их менял, в общем-то, непонятно. Непонятно исследователям даже сколько ханов было в распоряжении у Мамая. Некоторые исследователи считают, что два, некоторые считают, что их было трое. Я отношусь к числу тех, кто считает, что Мамай последовательно поменял три хана.

Те комплексы, которые мы раскапываем, относятся, судя по всему, к моменту, когда Мамаю понадобилось поменять одного хана на другого. Тут нужно понимать, что каким бы сильным Мамай не был, он был человеком не из рода Чингизидов, и поэтому претендовать на престол он не мог. Вариант, который провернул немножко позже Тимур, который стал гургеном, т.е. зятем Чингизида, по каким-то причинам у Мамая не прошёл.

Первым правителем, от имени которого он правил, был Абдалла. В конце 1369 г. или в начале 1370 г. он поменял этого хана. Вторая смена ханов произошла или в 1377 г., или в 1378 г. Вторым ханом был человек по имени Мухаммед. И третьим ханом, от имени которого был выдан ярлык Русской православной церкви, был некто по имени Тюляк. Ярлык его Русской православной церкви датируется 1378 г. Правовая система Золотой Орды предполагала, что при смене правителей все получатели ярлыков должны их обновлять. Поэтому у нас есть три таких реперных даты.

Мамай пытался бороться за единоличие. Но у него, в общем, не получалось. И вот такая патовая ситуация продолжалась на продолжении 18-ти лет, пока русские не помогли. Они разбили войска Мамая и это позволило выходцу из Приаралья, из восточного улуса Золотой Орды, захватить власть.

М. Родин: Мы сейчас говорим про Донское побоище, оно же Куликовская битва. Просто не все люди ассоциируют это с тем, что это часть «игры престолов», которая происходила в этот момент в Золотой Орде.

Куликовская битва. Миниатюра XVII в.

А. Масловский: Да. О Куликовской битве есть масса мнений. В том числе часто встречается такое мнение, что Дмитрий Донской был чуть ли не золотоордынским лоялистом, и он просто помог законному царю-батюшке Тохтамышу победить узурпатора Мамая. Но это, мягко говоря, научно некорректно. Потому что, как я уже сказал, в империи Чингизидов не было чёткого порядка престолонаследия. В принципе, любой Чингизид, если его поддерживала знать, если у него было много воинов, был законным. Мамай никогда, видимо, не провозглашал себя ханом. Есть только две монеты, отчеканенные в Азаке…

М. Родин: В любом случае, Донской понимал, что Мамай не может быть легитимным правителем и это всё один из моментов этой всей борьбы.

Что такое монгольский Азов в это время?

А. Масловский: Нужно понимать, что это не был самый крупный город. В последней трети XIII в. на степных просторах от нижнего Дуная до реки Урал возникает несколько десятков золотоордынских городов. Они очень быстро растут, достигают очень больших по средневековым меркам размеров. Т.е. площадь этих крупных региональных центров составляет несколько гектаров. Но даже малые золотоордынские города имеют площадь в 50-100 га. Нужно понимать, что крупные средневековые города Западной Европы тоже были сопоставимы по площади, по численности населения.

Нам известно, что накануне «Чёрной смерти» в Милане, относительно которого есть достаточно точная информация, проживало 90 тысяч человек. По приблизительным подсчётам, которые основаны на оценке плотности населения известной нам территории, в Азаке накануне «Чёрной смерти» проживало порядка 50 тысяч жителей. Понятно, что куда меньше, чем во Флоренции, но Флоренция была промышленной столицей Европы, а Азак был просто центром большой территории. Это был экономический, политический и пр. центр территории где-то к югу от Рязанского княжества до реки Кубани.

Его площадь была где-то 500 га. На севере у реки сидели генуэзцы и венецианцы. И от этих итальянских кварталов к югу до небольшого степного озера протянулась центральная часть города, где была сосредоточена в основном торговая, ремесленная деятельность, проживала бо́льшая часть людей.

А вокруг этого городского «позвоночника» располагались кварталы с более редким населением. И выходцы со степей, которые были главными действующими лицами и резни, которую мы изучаем, и вообще главной опорой золотоордынской власти, разные по племенному составу, проживали в поясе вокруг этого городского центра. Здесь и плотность населения была поменьше, и культура поменьше, и монетное обращение здесь было слабее. Но территория эта тоже, в общем, была немаленькая.

Но эту характеристику золотоордынского Азака нельзя переносить на все золотоордынские города. Золотоордынская империя – это была огромная территория с очень разным историческим багажом, разная этнокультурно. Поэтому каждый региональный центр Золотой Орды имел свои особенности.

М. Родин: Азов того времени был многоэтничным. Там были люди разных рас и народов. При этом он не представлял собой какую-то ставку, как часто представляют золотоордынский город, просто стоящие в поле шатры. Это был полноценный город. Правильно?

А. Масловский: Да. В 2019 г. нам посчастливилось копать в центре средневекового города. И выяснилось, что в Азаке было достаточно много капитальных каменных зданий с черепичными кровлями. Т.е. юрты в Азаке если и были, то на самой-самой юго-восточной окраине, там, где к городу подкочёвывали представители кочевых племён. В Азаке была правильная уличная планировка, было много разнообразных домов.

Но этот город был очень своеобразным. Он не был похож ни на европейские города, ни на русские. Самая близкая, на мой взгляд, аналогия – представьте себе какое-нибудь богатое торговое украинское село XVIII-XIX века, только сжатое.

Вообще, все золотоордынские города укреплений не имели. Они имели такие большие площади, потому что не было городских стен. В Азаке как раз в эпоху замятни попытались построить какие-то валы и рвы, но поскольку город был большим, то, видимо, успехом это строительство не увенчалось.

Эта же проблема, большая разбросанность по территории, невозможность их оборонять, была характерна и для всех других золотоордынских городов.

М. Родин: Насколько я понимаю, этот сюжет в Азаке, который мы будем описывать, не описан ни в каких письменных источниках. До нас не дошло никаких свидетельств столкновений именно в этом городе?

А. Масловский: Таких военных катастроф, связанных с золотоордынскими городами, ни в одном городе нам не известно. Есть только очень косвенные, очень непонятные свидетельства, которые нужно истолковывать. И только благодаря археологическим находкам можно попытаться найти какие-то намёки. Не потому, что летописцы, западные хронисты боялись об этом говорить. Им просто это было не интересно. Даже соседям.

М. Родин: Давайте перейдём к археологии. Насколько я понимаю, то, о чём мы сейчас говорим – это сложная комплексная картина, которая появилась не вдруг. Это результат раскопок не одного года, и, может быть, даже не десятилетия. Когда впервые вы столкнулись с этим и как складывалось понимание этой всей картины?

А. Масловский: Во-первых, при раскопках Азака мы сталкивались со следами нескольких погромов. Если говорить вообще о костях убиенных, то впервые они были найдены ещё в 1982 г. Но поскольку тогда в основном исследовался городской центр, то первые жертвы относились к погрому 1395 г., который покончил с золотоордынским городом.

А первое масштабное открытие, которое позволило в дальнейшем это всё объединить во что-то целое, произошло в 2002 г. на улице Измайлова 49. Здесь мы смогли раскопать бо́льшую часть подвала, какого-то земляночного жилища. Земляночное жилище было заброшено лет за 20 до этого, и, видимо, когда происходило это побоище оно представляло собой заросший травой котлован. Сколько было убито рядом с этим котлованом, посчитать сложно. Потому что, во-первых, мы не смогли полностью раскопать этот котлован.

Во-вторых, очень многое растащили животные-трупоеды. Нужно понимать, что от одного скелета могла остаться рука отдельно лежать, голова – отдельно. Антрополог тоже не может идеально точно сказать. Но где-то 200 точно было в этом месте убито.

Причём среди убитых преобладали дети, подростки, женщины. Вообще, на городских некрополях как правило есть избыток мужчин и недостаток детей. Недостаток детей может быть, конечно, связан с плохой сохранностью. Всё таки это современный город, а детские захоронения находятся на меньшей глубине. Но женщин всегда меньше, чем мужчин. А здесь наоборот, причём очень сильно. 

И что сразу нас поразило – сочетание фрагментированных костяков и целых. Т.е. некоторые костяки абсолютно целые, а некоторые сильно фрагментированные. Причём варианты фрагментации были самые разные. Скажем, рука с сохранившейся кистью, сохранившейся ключицей, лопаткой, но сама по себе. Другой части скелета нет. Есть масса скелетов, скажем, есть голова, позвоночник, но без рёбер. Таз, бедренные кости, и всё. И вместе с тем есть идеальной сохранности костяки. И всё это лежит вперемешку.

То же самое мы в дальнейшем находили во всех захоронениях этого события. Это самое крупное захоронение. Изначально мы его записали в жертвы Тимура. Но потом был найден клад. Во многих крупных захоронениях найдены кости собак. Более менее фрагментированные или целые скелеты. Но люди подсказывают нам, что это, видимо, трупоеды, которых похоронные команды убили.

М. Родин: Насколько я понимаю, не сразу стала понятна даже датировка захоронения. И до сих пор бытует много разных версий. Расскажите, какие версии были, и как вы пришли к вашей гипотезе о том, что это за захоронения.

А. Масловский: Первая версия была, что это жертвы тимуровской резни. Она по золотоордынским меркам достаточно хорошо описана в письменных источниках. Так бы оно, может быть, и осталось, если бы среди погребённых не было найдено два маленьких кладика. И в этих кладиках преобладали монеты, отчеканенные от имени Абдаллы с изображением, которое нумизматы называют «большеголовая собака». Не знаю, почему это не лев, но пусть это будет «большеголовая собака».

И выяснилось в дальнейшем, что практически во всех этих захоронениях преобладают монеты такого типа. К сожалению, на них нет даты. Разные нумизматы считают, что они начали чеканиться либо в 765 году Хиджры (1363-1364 гг. н.э.), либо в 768-770 гг. Хиджры. На самом деле, нас это нисколько не волнует и проблему не решает. Т.е. ясно, что они были отчеканены при Абдалле.

К сожалению, монеты всё равно не идеально точно нам говорят. Мы знаем, что от и до. Поскольку Азак при Мухаммеде, следующем хане, монет не чеканил, то эта медь продолжала ходить до 1381 г. Поэтому у нас промежуток сужается не очень сильно.

Правда, в двух комплексах в дальнейшем были найдены монеты 770 г. Хиджры. А это последний год, когда правил хан Абдалла. Т.е., вернее, это последний год чеканки монет Абдаллы. Этот год заканчивается в конце августа 1369 г. И это уже немножко нам дату уточняет. В дальнейшем мы нашли ещё порядка тридцати подобных комплексов. И стало ясно, как всё это происходило.

М. Родин: Что значит «подобных комплексов»? То есть много разных коллективных захоронений?

А. Масловский: Да, много разных. На Измайлова 49 до сих пор остаётся самым крупным. Но в дальнейшем было обнаружено два захоронения на ул. Севастопольской и ул. Ленинградской 112, 114, в которых было найдено порядка 70-ти костяков в каждом. Причём в обоих случаях, скорее всего, мы исследовали не полностью эти захоронения. Т.е. у похоронной команды на ул. Измайлова была возможность сбросить трупы в один погреб. А на Севастопольской и Ленинградской похоронная команда бросала трупы в несколько ям. Эти ямы как бы расходились цепочками, полукругами. И поскольку у нас городские раскопки, у нас нет возможности раскопать там, где нам хочется, то возможно, что на Севастопольской и Ленинградской жертв было даже больше, но мы этого просто не знаем.

И в дальнейшем выяснилось, что, скажем, вокруг захоронения на ул. Измайлова есть ещё несколько маленьких «брызг крови». В 20-ти метрах была найдена яма с тремя костяками, в другом направлении в 20-ти метрах – ещё один костяк. Т.е. ясно, что большое захоронение, и вокруг них шлейф маленьких захоронений.

А если картографировать все эти находки, выясняется, что эта резня охватила центр города полукольцом. Т.е. площадь, на которой встретились эти захоронения, где-то порядка 120 га минимум. И это позволяет нам оценить порядок цифр. Погибло точно больше десяти тысяч людей.

Что достаточно долго нас смущало в этих находках – что нету следов каких-то боевых травм. Поэтому многие люди говорили, что может быть это жертвы эпидемии, голода, ещё какие-то версии предлагались. Даже генетики делали анализы, причём достаточно много. Им было передано порядка сотни образцов, они уже сделали несколько десятков. В общем, чумы они не нашли. Так что это не жертвы чумы.

Но в 2013 г. нам посчастливилось прояснить загадку. В захоронении на Ленинградской 112 был найден череп мужчины, у которого тебя было пробито ударом булавы.

И стало ясно, что это жертвы убийств. Другое дело, что их убивали, не тупя сабли о кости. Когда российские археологи исследовали захоронения 1238 г. в Ярославле, там было всё очевидно: очень много боевых травм.

М. Родин: Мы сейчас говорим о начале монгольского нашествия, взятии Ярославля. Это известные раскопки.  

А. Масловский: Да. Там всё было очевидно: за людьми бегали и убивали. Вот вам дружинник, который встретил смерть лицом к лицу…

А здесь следы боевых травм единичны. Нужно специально делать исследования, искать мелкие какие-то нарезки на костях. А так, всё происходило совершенно иначе, не как в Ярославле. И то, что трупы концентрируются в каких-то точках, подсказывает нам, как была организована резня.

Безоружных людей собрали в большие группы и убили. Конкретного мужичка ударили булавой, остальным, видимо, просто резали горло. Это самый простой и быстрый способ. Как известно, в ходе Второй мировой войны так убивали усташи сербов. Они им резали горло, и это позволяло достичь просто конвейерной скорости.

Потом эти трупы пролежали несколько месяцев. И это подсказывает нам в определении сезона. Если горожане долго не хоронили убитых, если убитые частично фрагментированные, частично целые – то это подсказывает нам, что резня произошла в зимнее время. Т.е. лежал снег. Их убили, выпал ещё один снег. Те трупы, которые оказались под сугробами, под настом, до них трупоеды не добрались. Те, кто лежал на поверхности, до кого можно было легко докопаться, те были объедены. Причём на скелетах видно, что они иногда с одного бока объедены: снизу объедены, сверху объедены.

А потом, когда всё растаяло, людей захоронили. Причём не очень утруждая себя. В ближайшие свободные ямы. На улице Севастопольской было очевидно, что трупы не переносились дальше, чем на несколько метров. Потому что одна яма была маленькой, в неё побросали много трупов.

А рядом, буквально в восьми метрах, яма очень глубокая, вместительная, но туда бросили всего двух или трёх. То есть похоронной команде было лень пройти ещё десять метров и сбросить трупы аккуратненько в одно место.

Сколько таких мест убийств – мы не знаем. Но достаточно много. Потому что мы исследовали на самом деле очень небольшую территорию. И если суммировать все данные, то становится понятно, что не хватает взрослых боеспособных мужчин. А большинство убитых – это люди несколько другого антропологического облика по сравнению с большинством горожан. Большинство горожан – скорее европеоиды. Хотя есть с примесью монголоидности. А среди убитых чистых европеоидов почти нет. В большинстве своём это метисированное население, типичное для обитателей степей. И нескольких тысяч мужчин в этом всём не хватает.

Ясно, что этому убийству предшествовали какие-то боестолкновения. Может, это было одно сражение, может – несколько. Видимо, их застали врасплох, они погибли, либо разбежались. А всё небоеспособное население было на окраинах Азака убито.

И если мы эту картину сопоставим со странными невольными намёками, то картина вырисовывается примерно следующая…

М. Родин: У нас основная часть погребённых – это монголоиды или люди с монголоидной примесью.

А. Масловский: В основном с монголоидной примесью – да.

М. Родин: «Поля смерти», как вы их в своих статьях называете, это огромная территория, расположенная на юго-востоке города большим полукругом. Что мы знаем про эту часть города? Как это соотносится с антропологическими данными? Кто там жил? Я так понимаю, там было локальное поселение отдельного этноса, да?

А. Масловский: Нет. Хотя в письменных источниках упоминаются кварталы каких-то этносов в Азаке, но в основном население было чересполосное. И даже в юго-восточном районе проживали не только вчерашние степняки-кочевники. Но преобладали всё-таки выходцы из степей. На территории юго-восточного района найдено на настоящий момент 16 онгонов.

Онгон – это личный идол, который носился, видимо, при себе. Он монгольского происхождения. Собственно на территории коренной Монголии их иногда находят в погребениях. У нас на Дону их в погребениях нет, но в юго-восточном районе их найдено аж 16 штук.

Здесь фиксируются следы кулинарных предпочтений. Ясно, что люди за несколько лет кулинарные привычки не меняют. Кочевники привыкли есть конину. Придя в город, они тоже её любили покушать. Большинство горожан предпочитало говядину. И в юго-восточном районе, если по цифрам смотреть, говядины всё-таки больше. Но и конины очень много. А ни в центре города, ни в других районах такого количества конины нет. Плюс к этому есть ещё отдельные грунтовые захоронения кочевников, есть ещё указания на то, что здесь их было много.

И после того, как закончилась замятня, весь этот юго-восточный район исчез. Потому что, скорее всего, большинство этих горожан просто погибло. Монголоиды в Азаке не исчезли. Они и позже жили, при Тохтамыше. Но, видимо, это уже было другое население. А этих всех убили.

Но нужно подчеркнуть, что это не значит, что все убитые были горожанами. Зимой к Азаку подкочёвывали какие-то кочевые кланы. И именно они, скорее всего, стали главными жертвами этой резни. А их родичи, которые жили в городе, были убиты заодно.

М. Родин: Как это перекликается с немногочисленными письменными свидетельствами об этой резне?

А. Масловский: Первое свидетельство содержится в Никоновской летописи. Это памятник, к которому историки относятся по-разному. Например, есть такое мнение, что все её данные, которых нет в других летописях, это подлог, потому что кто-то пытался возвеличить историю России.

В Никоновской летописи содержится следующее известие. Там описывается, какой нехороший Мамай, и говорится, что он даже убил своего царя. Потому что увидел, что подданные его любят царя больше, чем его, Мамая. Поэтому он убил своего царя и тех, кто ему был верен.

Мне непонятна логика историков: каким образом это известие должно было возвеличить Россию? И особенно это упоминание, что убит не только царь, но и те, кто этого царя любил и был ему верен. Оно к истории России вообще не относится. Убийство царя – ладно. Мы боролись с проклятым цареубийцей. Но судьба верных царю людей русского летописца не должна была тревожить. Но тем не менее эти данные есть.

К сожалению, здесь не указано, о каком царе идёт речь. Это мог быть как Абдалла, так и Мухаммед. Но если мы обратимся к нумизматике, то именно водораздел между правлением Абдаллы и Мухаммеда стал для Азака переломным. Потому что при Абдалле в Азаке чеканилось огромное количество монет, а Мухаммед чеканил свою монету где-то на Северском Донце. Туда, видимо, переселяется какая-то часть населения из Азака, там появляются какие-то новые города, даже какая-то керамика там есть. И это тоже наводит на мысль.

И ещё одно неожиданное свидетельство нашлось в регестах решений венецианского Сената. К сожалению, нам достались только регесты, т.е. краткие выжимки, решения Сената. Т.е. там нет докладов. Если бы был доклад о том, почему так решили, было бы, конечно, очень хорошо.

М. Родин: Тут надо отметить, что северо-западная часть – это было венецианское поселение. Там жили торговцы из Венеции.

А. Масловский: Да. Венецианцы и генуэзцы.

М. Родин: Это был большой торговый город. Соответственно, все события, которые происходили в Азаке, отражались в документах в метрополии.

А. Масловский: Нет. Нужно понимать, что венецианские и генуэзские, два квартала венецианских, это где-то 4-5 га. А площадь всего города – 500 га.

Но самое главное, что эта резня не отразилась ни на венецианцах с генуэзцами, ни на основной массе горожан, которые проживали в центре. Это была выборочная полицейская операция. Резали не только по разрезу глаз, но, наверное, ещё по форме халатов или по другим признакам, по которым определяли, кто из какого клана. Потому что резали тоже люди с раскосыми глазами.

Венецианцев это не тронуло, но всё таки у них была память. В сорок третьем году их здесь ограбили. Убытки были большие, и людей было много. И, видимо, в связи с этим как раз 9 июля 1370 г., за несколько дней до отплытия кораблей в Тану, венецианский Сенат принимает решение, подобных которому до этого не было. После – было, а до этого не было. В этом решении говорится, что в Тану нужно послать оружие, нужно укрепить стены. И в связи с этим (в какой связи – непонятно для историков) говорится о том, что хорошо бы нанять хорошего переводчика. Причём нужно не скупиться. Найдёте хорошего – заплатите ему 30 соммо. Это 6 кг серебра. А если не согласится на 30, то можно согласиться и на 36 соммо. Это уже 7 кг серебра с лишним. Это притом, что если посмотреть решения венецианского Сената, то они, в общем, скупердяи. Они каждый раз торговались. А здесь принимается решение нанять переводчика. Это жизненно важно наряду с оружием и укреплениями. 

М. Родин: Получается, их не коснулась эта резня, но они почувствовали, что там есть опасность для всей этой колонии.

А. Масловский: Убийцы были явно дисциплинированными: они венецианцев не тронули. Т.е. никаких претензий венецианцы не высказывали.

Чтобы понять натуру венецианцев, приведу такой пример. Накануне, в 1369 г., они направили посольство к Мамаю с такими вот пожеланиями: не мог бы он снизить налог на продажу с 4% до 3%? Ведь у генуэзцев 3%, а мы 4% платим. Не хорошо же, давайте скостим. А мы тебе за это подарки дадим: гостинцев, вина сладкого, сукна… Не знаю, что конкретно: в решениях Сената говорится только о суммах, на сколько можно дать взятку Мамаю (100 соммо. В регестах она записана как «подарки хану». – Прим. ред.). Сумма взятки в общем сопоставима с зарплатой хорошему переводчику, о которой говорится в следующем году. Эта взятка как бы сверх. Все правители Золотой Орды и так кормились с этой торговли. Понятно, что это был, может быть, не главный источник их доходов, но приятный, причём в приятных вещах: какие-то вина, фрукты, красивое оружие. Т.е. они были в этом заинтересованы.

М. Родин: Что нам всё вместе это говорит? Как мы можем реконструировать ситуацию, которая произошла в Азове на рубеже 1369-70 гг.?

А. Масловский: Абдалла, когда стал ханом, видимо, был ещё молод и юн. Но когда он вошёл в лета, ему советники стали говорить: ты настоящий Чингизид, кто такой тебе Мамай? Становись самодержцем. И он, видимо, предпринял или попытался предпринять какие-то шаги.

Назревал конфликт. И тут Мамай опередил Абдаллу. Явно застал врасплох. Дело в том, что зимой кочевники наиболее уязвимы. И в этот момент, когда они уязвимы, разбросаны по большой территории, карательный отряд Мамая прошёлся по окрестностям Азова, где зимовали сторонники аристократов, поддерживавших Абдаллу. Боеспособное население было убито. Почему всех этих людей не продали в рабство, а убили? Тут, видимо, какой-то тонкий восточный политес. Убили все кланы, которые поддержали Абдаллу.

После этого город не пришёл в упадок, торговля здесь продолжалась. Но как политический центр Золотой Орды, как место чеканки монеты и пр., он на несколько лет ушёл. Горожан центра города не тронули. Видимо, их сочли невиновными. А всё население, принадлежащее к каким-то проштрафившимся кланам, было тотально вырезано.

Правда непонятно: не могли в битве погибнуть все мужики. Возможно, часть воинов бежала, рассчитывая, что по степным обычаям их жён и детей не тронут. А их тронули.

Самое главное, что следует понимать, что подобные события происходили не только в Азаке. В Азаке мы просто имеем возможность заглянуть в такую «книжку». А наверняка подобных ситуаций на территории Золотой Орды было огромное количество.

М. Родин: И только в Азаке погибло, по вашим подсчётам, больше 10000, а то, может быть, и около 20000 человек в результате этой резни.

А. Масловский: Я очень скромно оцениваю это в 15000, считая, что те, кто погиб с оружием в руках в поле – всё-таки не жертвы резни. И нужно понимать масштаб. Если там погибло хотя бы две тысячи – это боестолкновение, сопоставимое с Куликовской битвой.


Поддержите «Родину слонов»:
https://www.patreon.com/rodinaslonov

Кнопка «Поддержать проект». Она находится под аватаркой группы. https://vk.com/rodinaslonov?w=app5727453_-98395516

Яндекс.Деньги https://money.yandex.ru/to/410018169879380

QIWI qiwi.com/p/79269876303

PayPal https://paypal.me/rodinaslonov


Об авторе: Михаил Родин

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности