03.08.2020      178      0
 

РС 181 Войны в западных низменностях


Александр Сафронов в «Родине слонов»

С кем воевали цари Паленке в то время, когда в Европе расцветала Византийская империя? Почему правители Западных низменностей майя обменивались пленными царями конкурирующих государств? Что же случилось на Юкатане в 808 году н.э. и почему цивилизация майя так стремительно пришла в упадок?

О «зубодробительной» политике в Западных низменностях майя рассказывает кандидат исторических наук, доцент кафедры истории Древнего мира Исторического факультета МГУ Александр Владимирович Сафронов.


Стенограмма эфира программы «Родина слонов» с кандидатом исторических наук, доцентом кафедры истории Древнего мира Исторического факультета МГУ Александром Владимировичем Сафроновым.

М. Родин: Сегодня мы снова будем изучать историю майя. Мы сейчас присутствуем в замечательное время, когда эта политическая история как раз пишется. Точно так же, как в XIX в. писалась история античности: когда собирают все источники в кучу и пытаются выстроить всю эту политическую историю от начала до конца. И особенно интересно и приятно, что этот процесс происходит и во многом у нас здесь, в Москве. Эту историю пишут наши соотечественники.

Мы сегодня обратимся к новому региону майя. Потому что с Центральными низменностями мы уже худо-бедно как-то начинаем разбираться благодаря Дмитрию Беляеву, Сергею Вепрецкому. Но благодаря вам я открыл для себя новый регион: так называемые Западные низменности. Это то, что ближе к центральной Мексике.

А. Сафронов: Да, совершенно верно.

М. Родин: И он, насколько я понимаю, сильно отличается от того, что в центральной части творилось.

А. Сафронов: Да. С точки зрения географических условий, политической истории он здорово отличается от Центральных низменностей. Западные низменности – это более гористая местность, предгорья Чьяпаса. И в многочисленных долинах, которые образуются между горными отрогами, холмами, где-то начиная с IV в. формируются относительно небольшие царства, которые разбиваются на некие удельные земли, княжества. И к VIII в., к позднему классическому периоду истории майя, существует очень пёстрая политическая карта.

М. Родин: Давайте охарактеризуем основные элементы ландшафта. Вы уже сказали, что это гористая зона.

Войны в Западных низменностях, изображение №2

А. Сафронов: Да. Более пересечённая местность. С другой стороны, там проходит важный транспортный путь, а именно река Усумасинта. Это речная система, которая берёт своё начало в горной Гватемале, в Гватемальском нагорье, и связывала эту местность на юге, Гватемальское нагорье, с побережьем Мексиканского залива. И практически по всей своей протяжённости эта речная система судоходная. Там относительно спокойные реки и там можно было передвигаться на каноэ, на относительно примитивных плавсредствах. Поэтому уже издревле там складывается важный транспортный путь и именно поэтому вдоль реки формируются наиболее важные для западного региона царства, которые контролируют его, видимо, на протяжении классического периода, борются за контроль над этой территорией.

М. Родин: Давайте по хронологии разместим тот эпизод, который мы будем рассматривать. В двух чертах расскажите про эти три основных периода развития цивилизации майя и где мы находимся сейчас.

А. Сафронов: Процесс формирования культуры майя, т.н. формативный период, самые ранние политические образования появляются где-то примерно после 500 г. до н.э. в основном в Центральных низменностях. И выходят на пик своего расцвета такие центры, как Эль-Мирадор где-то к 100-200 г. н.э. Потом наступает кризис.

М. Родин: Это римская эпоха плюс-минус.

А. Сафронов: Да. В Риме это примерно эпоха принципата. Затем наступает непонятный кризис лет на сто. И к концу III в. по всей территории Центральных низменностей майя, в первую очередь, конечно, в Петене, возрождаются политические центры, там появляются довольно крупные царства. И начинает развиваться уже классическая культура майя, которая существует вплоть до IX в.

М. Родин: И мы сейчас как раз будем говорить про этот период.

А. Сафронов: Да. Классический период делится на два основных этапа: это ранний классический (с конца III в. – сер. VI в.) и поздний классический период (сер. VI в. – нач. IX в.). Последний для нас интересен тем, что от него сохранилось больше письменных источников. Царств стало намного больше. Цари стали ставить надписи, достаточно пространные тексты. И с этого периода мы можем досконально изучать политические события с высокой точностью.

М. Родин: А после IX в. начинается постепенный закат.

А. Сафронов: IX в. после 830 г. – это т.н. терминальный классический период, который, может быть, хуже освещён в источниках. Это начало кризиса классической культуры майя. Т.е. там ещё в некоторых регионах теплится политическая жизнь, есть поздние центры. Но к началу Х века они практически все уже исчезают.

М. Родин: И мы будем говорить о событиях VII-нач. VIII вв.

А. Сафронов: Да. Это самый конец классического периода. Это время, когда ставится огромное количество текстов царями. И что очень важно, в Западных низменностях помимо царских надписей мы находим огромное количество монументов местных владык. Князей, потом, позже, наместников. Это особенная специфика Западных низменностей, поскольку в Центральных низменностях, в Петене, про которые рассказывали мои коллеги в предыдущих передачах, мы имеем дело преимущественно с царскими монументами. Местные владетели могли выразить собственные достижения исключительно в надписях на керамических сосудах. Надписей местных владетелей очень мало.

В Западных низменностях всё с точностью до наоборот. Практически отсутствует керамика с надписями. За всё время раскопок в городищах в Западных низменностях найдено порядка 10-ти сосудов с более-менее сохранившимися надписями. Но зато огромное количество монументов местных князей, владетелей. Начиная где-то с рубежа V-VI вв. мы видим не только царские монументы, но ещё и монументы, которые устанавливают местные владыки, которые контролируют небольшие области и описывают свою историю, в т.ч. военно-политические события. И они во многом дополняют ту информацию, которая содержится на царских монументах. Поэтому к концу VII-VIII вв. объём информации просто огромен. Учитывая, что территория всей области майя относительно небольшая, там интенсивность политических событий не поддаётся быстрому осмыслению. Они происходят с калейдоскопической быстротой.

М. Родин: Вот сегодня попытаемся разобраться хотя бы в общих чертах, что там происходило в этот период. Я очень люблю привязывать всё к знакомой нам европейской, мировой истории. Мы говорим о VII-VIII вв. н.э. Это конец династии Меровингов, Каролинги начинаются, борьба за объединение Франкской империи. В Восточной Европе расцвет Аварского каганата.

А. Сафронов: Совершенно верно. Примерно период становления государства на территории Древней Руси, самое его начало, до призвания варягов. Это же время расцвета Византийской империи. Время начала арабских завоеваний на Ближнем Востоке.

М. Родин: Что в этот момент происходит в Западных низменностях? Какой основной элемент политической жизни можно выделить?

А. Сафронов: Основной политический элемент в первую очередь можно выделить такой. Западные низменности в связи с особенностями природно-географических условий немного по-иному развивались политически, нежели Центральные низменности. В Западных низменностях не сложилось одного какого-то политического центра, который бы притягивал к себе все прочие царства. Например, если в Центральных низменностях у нас в VI в. появляется Кану’льское царство, которое доминирует в этом регионе и фактически в середине VII в. подчиняет себе все более-менее крупные царства на обширной территории, то Западные низменности, конечно, попали в сферу влияния Кану’ля, но поскольку находились от него достаточно далеко, то в значительной степени вели самостоятельную политику. И в Западных низменностях появляется пять крупных царств, которые мы сейчас знаем по крупным археологическим памятникам: Яшчилан, Пьедрас-Неграс, Паленке, Тонина. И ещё одно царство, ранее не идентифицированное, но недавно нашли его столицу. Это царство Сакц’и.

И вот пять царств, которые делят между собой примерно с VII в. контроль над Западными низменностями, привлекают на свою сторону союзников, подчиняют мелкие царства в качестве вассалов, между собой заключают союзы для противодействия союзу своих соперников. И в такой обстановке идёт политическая борьба. То есть надо понимать, что здесь интенсивность конфликтов будет крайне высокая.

М. Родин: Вы даже до эфира сравнивали это с периодом воюющих царств в Китае.

А. Сафронов: Да. Те культуры, цивилизации, где наблюдается период политической раздробленности, как, например, эпоха Сражающихся царств в Китае, или эпоха шумер первой половины III тыс. до н.э. – это как раз тот самый случай. И именно за счёт того, что складывается несколько центров, ни один из них не доминирует на протяжении всего периода. Всегда, когда усиливается одно царство, складывается противовес в лице двух-трёх других царств, которые стремятся не допустить контроль над всем регионом.

М. Родин: С чего этот период начинается? Какое первое активное движение мы замечаем?

А. Сафронов: Тут надо ещё немного привязать к Центральным низменностям и напомнить, что в конце VII в. падает гегемония Кану’льского царства. Во второй половине VII в., в период правления Йукно’м Ч’еена II Великого, большая часть западных царств попадает в зависимость от Кану’ля. Где-то власть чисто номинальная, где-то она действительно осуществляется очень прочно.

Гегемония Кану’ля в Западных низменностях
Гегемония Кану’ля в Западных низменностях

Но со смертью Йукно’м Ч’еена начинается развал этой системы. И в связи с этим западные царства выходят из повиновения и начинают осуществлять сугубо собственную политику. И очень интересные события, которые показывают, насколько интенсивно происходят события военно-политической истории, особенно отражённой в письменных источниках – борьба четырёх царств: Йокиб с центром в Пьедрас-Неграс, Бакаль с центром в Паленке, Попо’ с центром в Тонине и Сакц’и за контроль над левобережьем Усумасинты, это самые предгорья Чьяпаса. Территория, которая была, видимо, поделена между несколькими мелкими царствами. В основном на неё претендовало царство Йокиб, как наиболее крупное, и ранее как вассал Кану’ля. То есть это государство, которое должно было осуществлять власть калоомте на Западных низменностях.

Конец гегемонии Кану’ля. Поход из Паленке на Тонину в 687 г.
Конец гегемонии Кану’ля. Поход из Паленке на Тонину в 687 г.

Но события развиваются таким образом, что где-то в конце 680-х гг. начинаются конфликты между этими крупными царствами, и примерно в 690 г., к сожалению, точная дата неизвестна, бакальский царь Кинич-Кан-Балам осуществляет поход в левобережье примерно на расстояние 120 км., может быть чуть больше, и подчиняет себе земли, которые были подчинены Йокибу. Более того, он не просто их подчиняет, он ставит на завоёванных территориях своих собственных царей.

Поход Кинич-Кан-Балама
Поход Кинич-Кан-Балама

Это очень интересный эпизод, потому что раньше мы считали, что территории царств неделимы. Т.е. есть некое царство, на него распространяется власть царя, которую символизирует эмблемный иероглиф, и вот оно весь классический период существует в таком виде и никак его территория не меняется. А выясняется, что нет. Если какие-то области были завоёваны, то спокойно территория отторгается. Там ставятся местные вассальные царьки незначительные, и эта территория уже не считается территорией царства. И таких эпизодов в VIII в. мы увидим достаточно много, когда в результате походов более крупных соседей появляются вдруг мелкие царства в Западных низменностях.

Значит, царь Бакаля подчиняет себе левое побережье Усумасинты. Доминирует в нём между 690-692 гг. Но в это самое время южнее Паленке, в Чьяпасском нагорье, в долине Окосинго возникает крупное царство Попо’. Точнее, возникло оно достаточно давно. Но тут к власти приходит весьма энергичный царь К’инич-Б’аакналь-Чаак, который начинает завоёвывать земли вокруг долины Окосинго и к 690-м г. выходит как раз к левобережью. И дальше мы видим победные монументы в Тонине К’инич-Б’аакналь-Чаака, который пишет о том, что с разницей в несколько месяцев в конце 692-начале 693 гг. он завоёвывает те же самые земли, которые до этого завоевал царь Паленке.

Завоевания К’инич-Б’аакналь-Чаака
Завоевания К’инич-Б’аакналь-Чаака

При этом надо понимать, что это не просто поход наобум. Войны между Паленке и Тониной велись ещё ранее. Например, один из конфликтов мы видим за пять лет до того, в 687 г., когда царь Бакаля пленил царя Тонины. Об этом есть победный монумент в самом Паленке.

М. Родин: То есть они какие-то пограничные территории занимали?

А. Сафронов: Нет, это не пограничные территории. Паленке и Тонину разделяли по прямой порядка ста с чем-то километров, а если по пересечённой местности идти, то порядка, наверное, 250 км. Т.е. это неделя пути, не меньше. В общем, это достаточно отдалённые территории. Тем не менее, они стремятся разделить между собой эти небольшие горные долины, которые находятся между двумя царствами, имеют претензии на региональную гегемонию. Хотя сделать это было достаточно сложно, тем не менее войны с завидной интенсивностью между ними возникают по этому поводу. И как раз одним из эпизодов в этой общей глобальной войне этих двух царств является эпизод борьбы за земли, который изначально ни тем, ни другим не принадлежали.

А дальше получается вот что. В этом же самом месте, куда направили своё оружие цари Паленке и Тонины, где-то примерно за 50 лет до того, ещё возникает крупное царство Сакц’и. Оно, видимо, существовало и гораздо раньше, но примерно в начале VII в. оно выходит на политическую арену и начинает активно участвовать в этих событиях. И, судя по всему, оно было союзником царства с центром в Паленке. И когда царь Тонины захватывает земли, принадлежащие царю Паленке, он автоматически становится врагом царя Сакц’и. Более того, царь Тонины, который отбил земли у царя Паленке, автоматически становится (возможно, даже и был какой-то союз, мы не знаем) союзником царя Пьедрас-Неграс. То есть у нас, получается, два крупных царства, которые сблокировались в военно-политические союзы и действуют сообща на достаточно ограниченной территории.

М. Родин: А Сакц’и где расположен?

А. Сафронов: К сожалению, точного места пока мы не знаем, точнее, не знали до недавнего времени. Мы только предполагали это место. Но примерно года два назад археологи нашли городище, которое предположительно является центром этого царства. Оно находится чуть-чуть южнее, за горной грядой, от тех земель, за которые сражались цари Паленке и Тонины.

М. Родин: Я удивляюсь всей этой истории, потому что я сейчас смотрю карту 2000 г., обобщающая работа по истории майя. Я подозреваю, там нет этого городища, оно на карте не отмечено.

А. Сафронов: Нет.

М. Родин: То есть вот так быстро всё происходит.

А. Сафронов: Каждый год проводятся археологические проекты, каждый год появляются новые открытия. Всё это относительно быстро, каждый год публикуются новые результаты работ. Т.е. мы в режиме практически реального времени узнаём что-то новое, что позволяет нам дополнить картину. В этом, может быть, особая прелесть этого периода, в который мы работаем, когда мы строим концепции на основании более ранних известных нам памятников, потом мы что-то находим новое и либо меняем концепцию, либо подтверждаем и стараемся как-то действовать в некоей новой ситуации.

М. Родин: У нас два блока, враждующих между собой. И они борются за территорию между Паленке и Тониной.

А. Сафронов: Даже не так. Можно нарисовать такой треугольник: Паленке, Пьедрас-Неграс и Тонина. Ближе к Пьедрас-Неграс – это земли, которые составляют их предмет интереса. Потому что эти земли непосредственно выходят к Усумасинте. Их контроль позволяет контролировать торговый путь, который шёл из юго-восточных областей, от южных низменностей майя к побережью Мексиканского залива.

М. Родин: Пьедрас-Неграс как раз стоит на Усумасинте.

А. Сафронов: Совершенно верно. А ведь Пьедрас-Неграс практически лишился поддержки Кану’льской державы. Если в середине VII в., буквально пару десятилетий назад, он доминировал в этом регионе, то с упадком власти калоомте он лишается этой поддержки и остаётся всего лишь одним в ряду прочих крупных царств Западных низменностей. То есть здесь политическая поддержка крайне важна. Мы видим, что в середине VII в. цари Пьедрас-Неграс побеждают одного соперника за другим, захватывают Яшчилан, который являлся давним очень, традиционным противником Пьедрас-Неграс. А тут фактически развал Кану’льской державы приводит к тому, что Пьедрас-Неграс больше не может осуществлять ту экспансионистскую политику, контролирующую функцию выполнять в регионе, как это было до того. И соответственно начинается борьба фактически всех со всеми.

М. Родин: Хорошо. И что там дальше?

А. Сафронов: А дальше у нас вообще есть интересный монумент. Это панель, происходящая из царства Сакц’и. Неизвестно, откуда конкретно происходит. Более того, это монумент, который был найден, видимо, грабителями и разломан на две части. Одна часть оказалась в Денверском музее в США, другая часть оказалась в Брюссельском музее истории искусств. В 70-х гг. думали, что это два разных монумента. Потом сопоставили текст и выяснили, что это две части одного и того же памятника.

Это продолжающийся текст, который рассказывает буквально по дням о событиях весны 693 г. Там происходит следующее. Два мелких царства, которые были подчинены до того Пьедрас-Неграс, но стали подчинены Тонине, объединяются, и поочерёдно, 4 апреля (там было мелкое царство Пе’тун, которое появилось ещё при завоевании царя Бакаля) 693 г. царь Пе’туна вторгается в Сакц’и, и буквально на следующий день, 5 апреля, царь Сакц’и разбивает войско и обезглавливает царя Пе’туна. Затем 6 апреля ничего не происходит. 7 апреля вторгается другой вассал Тонины, царь Ак’е, который 8 апреля был разбит. Более того, вместе с ним потерпели поражение какие-то семь его владетелей, которые участвовали в этом походе.

Походы Пе’туна и Ак’е против Сакц’и в 693 г.
Походы Пе’туна и Ак’е против Сакц’и в 693 г.

М. Родин: То есть они все пытаются нападать на Сакц’и, а Сакц’и удачно отбивается.

А. Сафронов: Да. Это была спланированная, подготовленная акция.

М. Родин: С разных сторон, я так понимаю.

А. Сафронов: Да, с разных сторон. И в течение нескольких дней их разбивают. Царь Сакц’и выходит победителем. Более того, 8 апреля 693 г. он призывает к себе побеждённых владетелей царства Ак’е, они признают его власть, он становится одновременно царём Ак’е и в дальнейшем использует в своей титулатуре двойной эмблемный иероглиф. Т.е. он одновременно является царём Сакц’и и царём Ак’е. Такое очень специфическое явление в истории майя, когда царь именуется не царём одного царства, а царём двух царств. Т.е. он объединяет в себе династические линии двух царств.

М. Родин: Напоминает мне то, как возникла Речь Посполитая, когда Литва объединилась с Польшей личной унией.

А. Сафронов: В Старом Свете, в Европе можно увидеть много таких примеров. Например, российский император у нас был самодержцем всероссийским и, например, царём польским одновременно.

М. Родин: Получается, Сакц’и в этот момент начало доминировать.

А. Сафронов: Да. Но это не конец истории. Конечно, К’инич-Б’аакналь-Чаак, царь Тонины, с этим просто так не смирился. И где-то через, наверное, 7 лет, между 700 и 702 гг., происходит новая война, о которой у нас сведений нет, но нам известны последствия. Царь Тонины отбивает царство Ак’е, которое находилось в одной из долин предгорий Чьяпаса, ставит туда своего ставленника, который называл себя вассалом К’инич-Б’аакналь-Чаака, и он там правит вполне себе неплохо до 715 г. Хотя параллельно царство Сакц’и претендует тем же самым иероглифом на царство Ак’е.

Попо’ отбивает Ак’е и совершает поход на Паленке, в ходе которого захватывает царя Бакаля
Попо’ отбивает Ак’е и совершает поход на Паленке, в ходе которого захватывает царя Бакаля

М. Родин: Получается, одни считают это своей территорией, а другие её захватили и осуществляют реальное руководство.

А. Сафронов: И на этом история не заканчивается. Потому что буквально через два года, в 717 г., уже, видимо, в конце своего правления царь К’аб-Чанте III, который воевал с Тониной, наконец отбивает царство Ак’е. Он берёт себе второй эмблемный иероглиф и ставит в царстве Ак’е какого-то своего ставленника. Более того, подчиняет ещё и царство Шукальнах с центром в городище Бонампак, известном своими настенными росписями более позднего периода, которое находится ещё южнее. Но оно было вассалом Па’чана с центром в городище Яшчилан, которое в эту борьбу не вмешивалось.

Царство Сакц’и возвращает контроль над Ак’е и подчиняет Шукальнах
Царство Сакц’и возвращает контроль над Ак’е и подчиняет Шукальнах

Мы здесь забыли ещё царство Бакаль, которое находилось в начале VIII в. в некотором упадке, потому что в 711 г. царь Тонины захватывает в плен царя Бакаля К’ан-Хой-Читама. Когда в 1980-е гг. обнаружили монумент, думали, что он был принесён в жертву и на этом его история закончилась. А потом выяснилось, что он в течение нескольких лет жил в качестве пленника в Пьедрас-Неграс. Т.е. захватил его царь одного царства, а жил он в качестве заложника в другом царстве.

М. Родин: То есть его своим союзникам отдали?

А. Сафронов: Да, совершенно верно. Это ещё раз подтверждает факт союза между Тониной и Пьедрас-Неграс, что они действовали сообща против блока Сакц’и-Паленке.

И закачивается тем, что в 723 г. уже после смерти К’ан-Хой-Читама приходит его преемник, скорее всего, племянник, Акуль-Мо-Наб III. И при нём восходит на должность, видимо, верховного военачальника, йахавк’ак’а, человек по имени Чак-Суц. И вот он историю своих деяний в правление Акуль-Мо-Наба описывает на очень интересном памятнике, который именуется «Палетка Рабов». Она установлена была в Паленке. Это не царский монумент, его установил один из местных владетелей. Он носил несколько титулов. В частности, он был сахалем, видимо, владетелем какой-то области, и одновременно военачальником царя Паленке.

И в этом тексте он описывает, как он во главе войска пытается завоевать те области, которые были потеряны после завоеваний конца VII в. И вот он пишет, что в сентябре 723 г. пленил некоего человека из небольшого царства К’ак’аль. 7 мая 725 г. он опустошил область К’ина, которая была частью царства Йокиб, т.е. он дошёл до тех земель, которые были в своё время завоёваны в 690 г. его предшественниками. Затем, буквально спустя несколько дней, был принесён в жертву один из сахалей царства Йокиб, который был, видимо, захвачен в результате этого похода. В мае 729 г. он опустошил какую-то неизвестную местность Коколь, которая примерно в этом же регионе находилась. В сентябре 729 г. разгромил ещё одну область. Какую именно – сложно сказать: в источнике довольно непонятный фрагмент. Сначала говорится о «разгроме Чикиля» (хотя чтение CHIK-la-… под вопросом), а потом сразу упоминается a-TUUN-ni — Атун. И вот не понятно, это одно место или разные топонимы. Собственно, Чикиль – это какой-то малоизвестный топоним, который пока нельзя ассоциировать ни с одним городищем, а вот Атун вероятно входил в состав царства Ак’е, но его точно локализовать тоже не получается. В общем однозначно можно сказать, что в сентябре 729 г. Чак-Суц ходил походом куда-то на юго-восток от Паленке.

Походы Чак-Суца
Походы Чак-Суца

То есть несколько военных походов были совершены в период примерно 5-6 лет. Даже, видимо, не все нам известны. И в результате этих походов Бакаль возвращает себе большую часть тех земель, которые потерял в результате пленения царя в 711 г.

Бакаль, он же Паленке, находился на самом западе Усумасинты, немножко на отшибе. Но он занимал очень выгодное положение. Его земли – это фактически низины в нижнем течении Усумасинты. Очень плодородные обширные земли, и царство само было немаленькое. Оно в этом смысле выгодно отличалось от прочих царств Западных низменностей. Здесь один активный военачальник на службе царя сумел повернуть ход истории в пользу царства Бакаль.

М. Родин: То есть опять он вернул старые территории. И, соответственно, союз Тонины и Пьедрас-Неграс подсдулся.

А. Сафронов: Конечно. Хотя надо сказать, что уже во второй половине, к середине VIII в. Паленке отходит от политической борьбы в регионе, особенно важных событий не происходит. Но этот заключительный эпизод, всплеск военной активности Паленке, приводит к тому, что на какое-то время оно становится если не доминирующим, то одним из наиболее сильных царств в Западных низменностях. Т.е. там в 720-е гг. устанавливается статус-кво, когда доминирует блок Сакц’и-Паленке. Паленке больше контролирует земли на западе региона, а Сакц’и – в центре. И до примерно 740-х гг. этот статус-кво сохраняется. А во второй половине VIII в. ситуация меняется просто кардинально.

М. Родин: Что же случилось там? Новый игрок наверняка возник.

А. Сафронов: Да. Во-первых, возникает новый игрок. А тут надо ещё понимать: в царствах, в которых параллельно царствует несколько династий, в определённый момент происходит смена поколений. Старые цари, которые правят долго, как показывает история, не могут эффективно контролировать те земли, которые завоевали они или их предшественники. Появляются молодые, энергичные, активные цари, которых мы видим в Западных низменностях в конце VIII в. Они начинают активно собирать земли вокруг своих царств, грамотно организуют войско, совершают удачные походы. В результате их царства выходят на первый план.

Именно это происходит с царством Па’чан, это государство с центром в городище Яшчилан, очень крупном археологическом памятнике, который всю историю Западных низменностей являлся одним из доминирующих центров, но в середине VIII в., после побед Сакц’и особенно, он находился на несколько второстепенных ролях, потому что он был подчинён своим противником. Примерно в 745 г. Яшчилан был завоёван Пьедрас-Неграс и некоторое время находился на вассальном положении.

745 г. Яшчилан – вассал Пьедрас-Неграс
745 г. Яшчилан – вассал Пьедрас-Неграс

М. Родин: Я правильно понимаю, что у него на самом деле очень выгодное географическое положение. Он примерно в центре, на берегу Усумасинты.

А. Сафронов: Совершенно верно. Надо понимать, что территория дальше к востоку от Яшчилана тоже не была пустая. Там тоже были царства. Вокруг Яшчилана находились царства, которые в своё время были вассалами Кану’ля, а затем в начале VIII в. они автоматически стали вассалами, или, по крайней мере, союзниками Пьедрас-Неграс. И поэтому, если он и не был окружён кольцом врагом, то вокруг него находилось несколько крупных царств, которые в случае чего могли привести Яшчилан к покорности.

Поэтому цари Яшчилана избирают очень интересную политику. Они делают опору не на военно-политические союзы с соседями или на захват вассальных территорий, они делают ставку на возвышение внутренней элиты, сахалей. Т.е. наместников внутри царства, которые держат в своих руках отдельные военные отряды, которые могут составить поддержку царю, и на них царь опирается в своей политике.

И надо сказать, что эта политика, по-видимому, оказалась очень эффективной. Потому что, с одной стороны, сахали очень эффективно защищали границу, особенно в 50-60-е гг. VIII в. Мы не видим крупных нападений на сам Яшчилан. Т.е. приграничные стычки происходят, но сам Яшчилан остаётся вполне самостоятельным.

Войны в Западных низменностях, изображение №12

А в 771 г. к власти приходит молодой царь, назовём его Ицамнах-Балам IV, хотя его имя немного по-другому читается, но по крайней мере в большинстве работ он пока ещё именуется «Ицамнах-Балам».

Этот молодой царь опять же делает ставку на сахалей. Он вообще был сыном царя и его жены из сахальского рода. Т.е. он не совсем чистых царских кровей был. Он эффективно собирает войска. К нему окончательно переходит вассал-союзник царство Шукальнах с центром в Бонампаке.

Войны в Западных низменностях, изображение №13

И к 790-м гг. складывается очень сильный военно-политический союз, который в частности в 787 г. громит царство Сакц’и. Была очень крупная победа. Совместно действовали цари Яшчилана, Бонампака. Победа была настолько грандиозная, что в результате этого сделали этот великолепный памятник изобразительного искусства – настенные росписи в Бонампаке, которые рассказывают о победе над царём Сакц’и. Там было захвачено два его военачальника. И, видимо, после этого царство Сакц’и сходит с первых ролей и становится второстепенным царством.

Ярчайшие события из истории Ицамнах-Балама описаны на его самом главном памятнике. Это иероглифическая лестница №5 из Яшчилана. Это такая надпись, которая содержит свыше полутора сотен иероглифических блоков, которая описывает практически год за годом военно-политическую активность царя.

Войны в Западных низменностях, изображение №14
Иероглифическая лестница №5 из Яшчилана
Иероглифическая лестница №5 из Яшчилана

И здесь мы читаем, что начиная с июня 796 г. Ицамнах-Балам ведёт войны. Сначала там какая-то неизвестная война была. Потом 17 декабря 796 г. он сталкивается с войсками царства Наман, это северный сосед Яшчилана и одновременно союзник Пьедрас-Неграс. Захватывает там какого-то военачальника, к сожалению, мы не можем точно идентифицировать, какого. Затем 29 декабря 796 г. захватывает уже царя Намана. И 3 января 797 г. захватывает ещё какого-то человека из Намана. То есть там была серия сражений в течение двух-трёх недель, которые полностью подчинили Яшчилану царство Наман. Затем мы видим войны в ноябре 798 г. Потом в марте 799 г. был подчинён царь Хишвица. Хишвиц – это тоже очень важное и достаточно древнее царство к востоку, северо-востоку от Яшчилана, которое тоже было вассалом, видимо, Йокиба. 30 марта 799 г. он подчиняет себе царя Хишвица, а затем 29 декабря 799 г. захватывает некоего юношу из Хишвица. Возможно, это был наследник царя, который был разгромлен в начале 799 г. А затем 30 января 800 г. он захватывает важного сановника из царства Лакамтун, которое находилось к юго-востоку от Яшчилана. И 6 марта 800 г. была ещё одна победа.

Завоевания Ицамнах-Балама IV
Завоевания Ицамнах-Балама IV

То есть буквально в течение четырёх лет он подчиняет себе царства на севере, северо-востоке, востоке и юго-востоке. Всю округу фактически кроме Йокиба. А на юге находился Шукальнах. Т.е. одно государство оставалось неподчинённым: это давний соперник Яшчилана – Пьедрас-Неграс. И это заканчивает уже его сын.

До какого времени правил Ицамнах-Балам – не известно. Возможно, после 800 г. он умер. И после него приходит его сын, которого мы знаем под именем К’инич-Татбу-Холь. От него фактически сохранился один монумент, датируемый 808 г. Но монумент очень насыщен событиями. Важное из которых – это разгром Йокиба. Текст достаточно интересен, потому что он уже отражает кризис в создании монументов. Эта притолока с иероглифическими текстами достаточно неказистая, уже теряется стиль изображения иероглифических текстов. Т.е. видно, что дело идёт к кризису классической культуры майя, особенно в Западных низменностях. И это, собственно, последний монумент из истории Яшчилана.

М. Родин: А как же так? Мы же его застаём в расцвете.

Войны в Западных низменностях, изображение №17

А. Сафронов: Сейчас я попробую описать последний эпизод, который был связан с царством Яшчилан, а потом вопрос, а что было дальше. На притолоке №10 из Яшчилана мы читаем, что 16 марта 808 г. К’инич-Татбу-Холь разгромил области царства К’ина. Это К’ухте’ль, Йашхаль-К’ак’виц, Пе’тун, Су(са’)ль-Акуль. И пленил некоего Ах-Йаш-Мо-Суц’а. И мы знаем, что К’ина – это область левобережья Усумасинты, за которую боролись ещё Паленке, Сакц’и сто лет назад.

И вот в 808 г. он захватывает эти области, проходит, видимо, походом на расстояние примерно 100, может быть 50-60 км к западу от Яшчилана, захватывает. Причём самое интересное, что уже 9 апреля, где-то через пол месяца после похода, возвращается обратно в Яшчилан и освящает храм в честь этого события. Это к вопросу, о котором мы беседовали на одной из прошлых передач по поводу логистики. Т.е. две недели потребовалось для того, чтобы захватить 6 областей, фактически разгромить Йокиб, его левобережье. И более того, видимо, в этом походе был захвачен последний царь Йокиба, К’инич-Ят-Ак II. Потому что через четыре дня, 13 апреля 808 г., он приносит его в жертву.

И на этом история этих двух царств резко обрывается. Больше мы никакой истории не видим. Т.е. на момент апреля 808 г. полное доминирование Яшчилана. Он захватил всех соседей вокруг себя. Создал, конечно, не региональную гегемонию, но крупное политическое объединение, которое охватывало всю верхнюю Усумасинту. Он разгромил своего традиционного соперника. Записано об этом в тексте. И потом, после апреля 808 г., у нас по истории Яшчилана и Пьедрас-Неграс нет вообще никаких данных.

М. Родин: То есть источников нет.

А. Сафронов: Конечно, история продолжалась. Есть археологические находки, которые говорят о том, что спустя несколько лет после этих событий, видимо, сам Яшчилан подвергся нападению. Город был полностью разгромлен. Там найдено огромное количество следов сражения: наконечники дротиков, копий, снарядов от пращей, в частности керамических. Но никаких письменных источников уже нет.

М. Родин: А почему? Как так сложилось?

А. Сафронов: А вот это одна из загадок, которую пытаются до сих пор понять. Это начало IX в., начало кризиса классической культуры майя, который был связан в том числе с упадком политических институтов и в Западных низменностях, и в Центральных низменностях, и на востоке. Вся политическая жизнь смещается на север, на северный Юкатан. Отдельные царства теплятся вплоть до начала X в.

Войны в Западных низменностях, изображение №18

Кстати интересно: то же самое царство Сакц’и, последние его источники датируются 864 г. Т.е. 60 лет спустя после этих событий. Возможно потому, что Сакц’и находилось на отшибе, немного в стороне от Усумасинты, и оно не совсем пострадало.

Почему были разгромлены сильнейшие царства того времени, в том числе Яшчилан – мы не знаем. Нам остаётся только гадать.

М. Родин: Яшчилан после 808 г. был физически разрушен?

А. Сафронов: Да. Жизнь там замирает.

М. Родин: Кем?

А. Сафронов: А вот это вопрос. Может быть, какие-то пришлые были народы. Или, может быть, была коалиция царств, которая собрала последние силы, разгромила Яшчилан и на этом политическая общность распалась.

М. Родин: И не написали нигде о своих победах?

А. Сафронов: Установка монументов – это привилегия элиты. Не факт, что именно элита санкционировала нападение на Яшчилан. Здесь много может быть разных факторов.

М. Родин: Я прямо вижу жёлтый заголовок: «Трагедия 808 г. Что случилось с Яшчиланом?»

А. Сафронов: Например, что мы ещё видим? Южнее, в области Петешбатун, это район городищ Дос-Пилас, Агуатека, и в частности, там очень крупные древние центры, Сейбаль, появляются какие-то чужеземцы. Судя по монументам, возможно выходцы из Центральной Мексики. Там меняется стилистика.

М. Родин: Т.е. с запада пришедшие?

А. Сафронов: Да. И монументы неких западных калоомте появляются в центральном Петене. Примерно в это же время, чуть позже, в середине IX в. Возможно, какие-то отряды иноземцев сыграли важную роль в разгроме царств Западных низменностей.

М. Родин: А что происходит с остальными большими центрами вроде Паленке?

А. Сафронов: В Паленке также последние даты датируются самым концом VIII в., 799 г.

М. Родин: А по археологии мы можем понять, что там?

А. Сафронов: А мы видим только то, что население оставляет эти города. Жизнь замирает, монументы не ставятся, ничего не строится. Всё. Периодически в более позднее время там появляются небольшие группы пришлого населения, переселенцев, земледельцев, которые живут на этом месте, но они уже почти никак не связаны с этими царствами. Начало IX в. – это начало тотального кризиса классических центров майя. Это и в Западных, и в Центральных низменностях происходит.

Последняя дата, которая у нас зафиксирована – это 909 г. Это как раз в Тонине. Потому что Тонина находилась в естественным образом защищённой долине. Она была изолирована от прочих царств и добраться туда, видимо, было сложнее. Поэтому там цари просуществовали ещё сто лет. После этого – всё.

М. Родин: Сейчас очень смелое сравнение приведу. Мне это напоминает историю с модной сейчас книжкой. «1177 год до н.э. Год, когда пала цивилизация». Это конец эпохи развитой бронзы и начало Тёмных веков в Средиземноморье. Вот там примерно та же история.

А. Сафронов: Да, совершенно верно. Но там целый ряд факторов.

М. Родин: И мы их знаем по большей части.

А. Сафронов: Здесь мы только предполагаем, что могло быть, по отдельным отрывочным сведениям. И картина вырисовывается безрадостная. Здесь целый ряд факторов сыграл свою роль. И политический кризис в самих царствах, т.е. упадок авторитета сакральной царской власти.

М. Родин: Можете примерно описать содержание этого периода? Мы поговорили про политическую историю. А что там менялось внутри?

А. Сафронов: Если мы будем говорить про Западные низменности в позднеклассический период, то мы увидим, что это регион с очень высокой степенью политической раздробленности, с высокой самостоятельностью местных элит, которые могли ставить свои монументы наравне с царями. Которые обладали значительной долей самостоятельности, могли переходить от одного царя к другому.

В регионе складывается пять важнейших политических центров, которые доминируют и заключают военно-политические союзы для борьбы друг с другом. Поэтому единой централизованной структуры там за всё это время не появляется. Лишь в отдельные периоды возвышаются те или иные царства, которые стремятся к доминированию. Но как правило их гегемония не длится более 20-30 лет. И потом всё опять возвращается, опять начинаются военные конфликты. И по этой причине военные конфликты происходили с высокой интенсивностью. Наверное, не совру, если скажу, что и года не проходило, чтобы кто-то с кем-то не воевал.

И всю эту историю мы видим в иероглифических текстах. Т.е. с точностью до дня в некоторых случаях мы можем реконструировать последовательность военно-политических событий, сражений одних царств с другими, создание военных коалиций. Кроме того, была ещё дипломатия, ритуальная жизнь, которые тоже фиксировались на монументах. И это всё позволяет говорить, что политическая жизнь там была крайне насыщенная.

М. Родин: Вы сказали, что падает значение сакральной царской власти. Это весь период происходило?

А. Сафронов: Нет. Это происходит в самом конце классического периода. После 830 г. у нас начинается т.н. терминальный классический период, т.е. период упадка классической культуры майя. И к этому моменту, видимо, во многих царствах царская власть приходит к падению изнутри вследствие падения авторитета.

М. Родин: А вы говорили про усиление сахалей. Может быть, из-за этого?

А. Сафронов: Это даже не с этим связано. Может быть, события не только политического, но и социально-экономического характера привели к тому, что сакральная царская власть пришла в упадок. Что стало одной из причин кризиса классической культуры майя. То есть тут был целый комплекс причин.

М. Родин: И в которых ещё предстоит разбираться.

Поддержите «Родину слонов»:
https://www.patreon.com/rodinaslonov

Кнопка «Поддержать проект». Она находится под аватаркой группы. https://vk.com/rodinaslonov?w=app5727453_-98395516

Яндекс.Деньги https://money.yandex.ru/to/410018169879380

QIWI qiwi.com/p/79269876303

PayPal https://paypal.me/rodinaslonov


Об авторе: Михаил Родин

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности