03.08.2020      68      0
 

РС 182 История Паленке


Дарья Секачёва в «Родине слонов»

К‘инич-Ханаб-Пакаль, ты просто космос! Благодаря чему на самом деле вошёл в историю великий царь Паленке, известный в народе, как «космонавт майя»? 🙂 Почему центральная часть мезоамериканских городов периодически переезжала ? И что мы знаем об аристократии майяского общества?

Продолжаем изучать последние достижения мировой майянистики с младшим научным сотрудником Мезоамериканского центра им. Ю. В. Кнорозова РГГУ Дарьей Сергеевной Секачёвой.


Стенограмма эфира программы «Родина слонов» с младшим научным сотрудником Мезоамериканского центра им. Ю. В. Кнорозова РГГУ Дарьей Сергеевной Секачёвой.

М. Родин: Сегодня мы снова будем заниматься историей майя, казалось бы, далёкой и никому неизвестной. Но я смею утверждать, что большинство из вас прекрасно знает и любит царя К’инич-Ханаб-Пакаля, и может быть даже когда-то про него думали. Это тот самый «космонавт» с плиты из Паленке. Он сидит в «космическом корабле». У него сзади «ракетный двигатель», впереди – какой-то сложный «пульт управления». И вот он летит в космос. Очень любят эту историю альтернативщики. Я только одного не понимаю: почему эти альтернативщики, столько часов проводящие за изучением этой плиты, не удосуживаются хотя бы почитать литературу по майя. Я уж не требую, чтобы они язык выучили. Но, чёрт возьми, мы знаем, что вокруг этого «космонавта» написано, мы знаем его историю. У нас есть его родословная, в общем, неплохо изученная.

И сегодня мы будем общаться с человеком, который знает этот язык, который помогает писать историю майя. Я люблю говорить, что история майя пишется именно сейчас, поскольку мы сейчас читаем огромное количество их текстов. Не так давно этому научились. В общем, складываем их, систематизируем.

Так получилось удачно, что на прошлой неделе у нас был Александр Сафронов, который рассказывал общую историю Западных низменностей. А теперь мы переходим к истории конкретного государства из этого региона, которое по-современному называется Паленке. Тогда оно называлось царством Бакаль. Расскажите, что мы можем знать про Паленке кроме «космонавта». Чем оно известно?

Д. Секачёва: Мы можем знать про Паленке достаточно много. В первую очередь сама археологическая зона, которая сейчас находится рядом с этим посёлком Паленке, в древности носила название «Лакамха». Мы знаем это из текстов, которые там были обнаружены. И очень красивое название на майяском: «Большая вода». Связано оно напрямую с окружением этого города, потому что там огромное количество каскадов вокруг. По самой территории этого городища протекает большое количество ручьёв, с которыми майя очень умело управлялись: в каком-то месте в трубу загоняли, в каком-то акведуки специальные строили. И поэтому появилось такое красивое название, которое отлично подходит этому месту.

Царство Бакаль, которое, скорее всего, переводится с майяского как «Место, где много цапель» – достаточно сильное царство западного региона, расцвет которого приходится на классический период. И расцвет этого царства собственно и связан с К’инич-Ханаб-Пакалем I.

Бакалю и Паленке с одной стороны повезло, с другой – не очень. Потому что Паленке известно очень давно. Уже с XVII в. у нас есть какие-то сведения о том, что пытались исследовать это городище. Т.е. его обнаружили, знали, что где-то в джунглях рядом с деревней Паленке, основанной в XVIII в., есть какие-то руины. И какими-то спорадическими экспедициями, в основном военными, их пытались исследовать. Но исследовали как: нагоняли кучу индейцев, чтобы они вырывали сельву, чтобы что-то увидеть. И люди, которые впервые с этим сталкивались, не понимали, что это за культура, откуда она произошла. Пытались делать какие-то зарисовки монументов. Некоторые из них сейчас очень странно смотрятся, а некоторые очень точные.

Так, например, был такой художник, Игнасио Армендарис, который делал зарисовки монументов. Он участвовал в одной из военных экспедиций. И его зарисовки действительно довольно точны. То есть мы можем увидеть на них тех же персонажей, которые изображены на паленкских монументах.

И, безусловно, это произведение Стивенса «Случаи из путешествий по Центральной Америке». Он в Чьяпасе был, на Юкатане. И у них с блистательным художником Фредериком Кезервудом была экспедиция в середине XIX в., после которой тоже осталось большое количество очень хороших рисунков. И у Стивенса было очень хорошее описание, одно из первых действительно достойно опубликованных описаний этих городищ.

М. Родин: Паленке – это архетипичный образ затерянного города майя в джунглях. Это первое, с чем познакомились. И когда набираешь «майя» в Гугле, я думаю, что фотографии Паленке вылезут одними из первых.

Д. Секачёва: Да. И он очень знаковый с точки зрения визуального восприятия, потому что Храм надписей, где была обнаружена гробница, дворец с башней, что на самом деле нетипично для майя, у нас такие башни больше нигде не встречаются. И если вы будете искать что-то в Гугле по майя, то вы увидите Тикаль, скорее всего, и Паленке тоже будет одним из самых известных. И плюс ко всему, из классических памятников, которые сейчас доступны для посещения, Паленке один из самых популярных в Чьяпасе. Не на Юкатане, куда можно легко добраться из курортов, а в западной части области майя. Очень хорошая туристическая инфраструктура. Действительно, городище очень посещаемое и любимое туристами.

Дворец в Паленке
Дворец в Паленке

М. Родин: И там, насколько я понимаю, очень много текстов обнаружено, которые помогают нам восстанавливать политическую историю, о которой мы сегодня и будем говорить. Давайте к ней и обратимся. Что мы знаем про царство Бакаль, как оно образовалось? И сразу ли в Паленке?

Д. Секачёва: Здесь сложная достаточно история и ситуация. Сразу надо сказать, что у нас нет текстов, которые относятся к раннему периоду истории Паленке, которые писались бы одновременно с этой историей. Письменная традиция здесь начинается где-то в середине VII в. Т.е. когда тот самый К’инич-Ханаб-Пакаль входит в полноту власти, он начинает создавать письменную историю. До этого у нас нет существенных свидетельств. В основном археология и упоминания в других текстах.

Ещё одна загадка кроется в том, что ранние правители Бакальского царства, которые упоминаются в текстах, найденных в Паленке, носят титул не правителя Бакаля, а совершенно другого места, которое называется Токтан. Тоже очень красивое, поэтическое название. Можем перевести, как «Облачная долина». Но где эта «Облачная долина» находилась, мы реконструировать не можем. Были версии у исследователей, что это находилось чуть ли не на территории самого Паленке. Но эта версия не имеет под собой каких-то оснований. Поэтому на сегодняшний день мы не можем сказать, где находился Токтан.

Ещё одна интересная особенность связана с тем, что титул царей Бакаля носили не только те, кто жил в самой Лакамхе. Этот титул носили также правители соседнего политического образования, центр которого находится в современном центре Эль-Тортугеро. Это то самое Эль-Тортугеро, откуда происходит монумент 6, в котором якобы было предзнаменование конца света, о котором так много было до этого шума.

М. Родин: Этот монумент тоже хорошо прочитан, мы знаем, что там написано. Никакого конца света там нет, там просто упоминается завершение очередного календарного цикла.

Д. Секачёва: Да. И определённый ряд жизненных событий правителя этого самого центра.

Оба государства использовали титул царей Бакаля. И возникает вопрос: люди эти происходили из одной династии, которая когда-то разделилась? Что стало причиной? Переносилась столица, или нет? Мы знаем, что в области майя это не то, чтобы распространённая ситуация, но такие случаи были. И возможно, действительно, у этих двух государств были общие предки, и общие мифологические предки, которых мы можем встретить в текстах Паленке, например.

На том самом монументе 6 и в текстах Тортугеро упоминается место, которое называлось Танхабакаль. Тоже очень красиво, потому что «Танха» – это «Среди воды», а «бакаль» – «Место цапель». Оно упоминается в связи с неким событием в середине IV в., которое мы не можем до сих пор прочитать. Что-то с этим местом происходит, мы не можем точно прочитать, что. После чего оно в текстах не встречается. Вероятно, там произошла какая-то катастрофа, из-за которой людям пришлось покинуть это место, и возможно династии пришлось основываться в новом месте. Это, опять-таки, пока предположение.

Западные низменности в IV в.
Западные низменности в IV в.

М. Родин: Я так понимаю, это предположение очень свежее.

Д. Секачёва: Да. Оно пока находится в стадии осмысления. И возможно это место находилось в Лакамхе. Не будем говорить, что тогда она стала столицей Бакальского царства. Мы знаем дату основания Лакамхи. Это 490 г. Эта дата записана в текстах. Естественно, люди жили на этом месте до этого. У нас есть и следы, и постройки. По археологическим данным мы это восстанавливаем. Вероятно, династия переселилась туда.

И вопрос в том, когда возникает Токтан, как он связан с Бакалем, каким образом у них возникли отношения и почему ранние цари носят этот самый титул. Опять-таки, можем предположить, что в какой-то момент две династии породнились. Представительница Лакамхи, например, вступила в брак с династией Токтана. Потому что мы знаем, что помимо того, что ранние правители носят этот титул, в Токтане совершаются ритуалы в честь завершения календарных циклов. Возможно в какой-то момент, в 490 г., столица наконец переносится в Лакамху. И здесь начинается история новой объединённой династии. И есть вероятность, что после этого бакальская династия, или какая-то её часть, уходит в Тортугеро и начинает существовать там как отдельная ветвь.

У нас ранняя история практически безмолвная, текстов, которые писались одновременно с ней, не сохранилось. Есть одна очень интересная археологическая находка – это крайне богатое захоронение, которое было обнаружено в Паленке в 1999 г. Основательно раскопали его в 2012 г. и совсем недавно опубликовали полный отчёт об этих раскопках.

Это погребение относится к IV в., судя по стилю тех сосудов, которые были там обнаружены. Это где-то IV-V в. Это очень богатое захоронение. Там обнаружено три комнаты. Т.е. это не одна какая-то крипта, это несколько помещений, в которых было найдено 11 керамических сосудов. Найдены украшения из ракушек и из жада, зелёного камня, который очень распространён в области майя. Там были найдены не только характерные для области майя находки, но, например, больше 7000 коралловых бусин и больше 1000 бусин из амазонита. Этот материал не встречается в области майя, он привозной. Причём привозной встречается обычно в мексиканском штате Чиуауа и даже в Аризоне, по утверждению археологов. Т.е. там есть и привозные, и местные находки, и мы можем судить о том, что это не просто элитное, а царское захоронение.

Но, к сожалению, самого захороненного в целом виде там не обнаружено. Там есть фрагменты костей, зубы. Но это не целый костяк. И что ещё крайне интересно с этим захоронением: его не однажды сделали, закрыли и больше не трогали, там есть следы повторного вхождения туда, повторного использования. Видно, что погребальный инвентарь часто стоит не на месте, и самого костяка нет. В этой гробнице нет ни одной надписи, которая сказала бы нам, кто там был захоронен.

Там есть изображения на стенах главной части главного помещения: девять антропоморфных фигур. Но провести детальный анализ иконографии очень сложно, потому что эти стены находятся в очень плохой сохранности. Но надо сказать, что девять антропоморфных фигур на стене гробницы – это для Паленке не то, чтобы совсем распространённая история, но у Пакаля на стенах гробницы тоже есть изображения людей, тоже их девять. И более того, мы знаем майяское название этой гробницы. Она называется «Здание девяти спутников». Т.е. там художественная программа та же самая.

В связи со всеми этими перемещениями возникает вопрос, куда дели человека из этой гробницы, и кто он был. Возможно, это был один из первых правителей этой династии, которая там поселилась, и возможно после переноса столицы его ритуально изъяли оттуда и переместили в какое-то новое место. Но это пока тоже предположение, потому что мы вообще ничего не знаем о человеке, который был там захоронен. Кроме того, что он был несомненно очень высокого статуса.

М. Родин: Но у нас есть более-менее нормально документированная письменная история VI века, например. И мы понимаем, что происходило с Паленке, с Лакамхой (это одно и то же). Что, собственно, происходило? Я так понимаю, у них в этот момент всё было более-менее нормально, пока не пришёл Кану’ль.

Д. Секачёва: Судя по текстам, мы не можем говорить, насколько там всё на самом деле было нормально. Самый первый текст, который содержит династический список и по которому мы можем хоть как-то судить о том, что происходило в этот момент в Паленке – это огромный текст из Храма надписей. Это три стенные панели. В Паленке нет такого распространённого типа монументов, как стеллы. Есть одна, но она гладкая, на ней не нанесены надписи. В основном в Паленке писали на стенных панелях. Это такие огромные монументы, которые составляли стену в храме, или во дворце есть большая панель.

И в этом самом Храме надписей, в котором похоронен К’инич-Ханаб-Пакаль, сохранились три большие стенные панели. Это текст, который рассказывает о династической истории Паленке до Пакаля и немножко после. Там перечислены представители династии, которые правили до К’инич-Ханаб-Пакаля. И мы видим, что после кану’льского вторжения в Бакале начинается династический кризис.

М. Родин: А это у нас произошло в VI веке, да? Там у них тоже был какой-то династический кризис, в результате которого царица пришла к власти, Иш-Йоль-Ик’наль.

Западные низменности во второй половине VI в. Вторжение Кану'ля в Лакамху
Западные низменности во второй половине VI в. Вторжение Кану’ля в Лакамху

Д. Секачёва: Да. Одна из немногих женщин, которая носит именно царский титул и которая действительно была на престоле, действительно присутствует в этом списке.

В 599 г. было первое вторжение Кану’ля в Лакамху. Как раз на время её правления оно приходится. В 611 г. было серьёзное противостояние с Кану’лем, который фактически громит Лакамху.

Поход Кану'ля против Бакаля в 611 г.
Поход Кану’ля против Бакаля в 611 г.

И после этого на престоле оказывается не вполне внятный персонаж. Звали его Мат-Муваан. Надо сказать, что в традиции имянаречения бакальских царей очень часто повторялись имена предыдущих правителей. Это характерно для многих династий. И этот самый Мат-Муваан носил не просто имя царя, уже правившего в династии, он носил имя мифологического правителя, одного из самых первых, который был упомянут уже в дальнейшем в паленкских текстах.

Всё, что мы знаем об этом Мат-Муваане – это то, что он правил два года, что он каким-то неправильным образом приносил жертвы богам. То есть в тексте, созданном К’инич-Ханаб-Пакалем, прямо указывается, что до этого все правители, которые восходили на престол, правильно приносили жертвы, а с Мат-Мувааном что-то пошло не так. Он принёс жертвы, судя по всему, не всем паленкским богам, которым должен был, а либо своим, либо не тем. И на контрасте К’инич-Ханаб-Пакаль показывает, что когда он к власти приходит, а он это делает 12-тилетним подростком (при этом мы знаем имена его матери и отца, что странно для линии престолонаследования, потому что обычно наследник становится правителем после смерти отца), приносит такие-то жертвы, украшения статуям богов, скорее всего. И умилостивилось сердце богов. Т.е. он всё сделал правильно, и именно поэтому он легитимный правитель.

М. Родин: Получается, в Паленке достаточно долго существовала какая-то династия. Потом пришёл Кану’ль, захватил царство Бакаль со столицей в Паленке. И, судя по всему, что-то плохое произошло с династией Паленке. И этот Мат-Муваан, судя по его поведению, как оно описано, видимо, был какой-то чужой. Т.е. не из этой династии, может быть даже не из этого города, и может быть даже, я так понимаю, есть предположение, что он был марионеточным правителем, которого поставили кану’льцы.

Д. Секачёва: Возможно. Но в надписях этого не написано. Мы можем делать выводы на основании срока его правления, того, как оно описано. Что произошло с предыдущим правителем, Ахен-Йо’ль-Матом, мы тоже не знаем: погиб он, или был пленён. Но он напрямую связан с кану’льским завоеванием.

М. Родин: И потом пришёл к власти К’инич-Ханаб-Пакаль. И, судя по всему, он был как-то династически связан со старой династией и очень уважительно относился к истории Лакамхи и Бакаля.

Д. Секачёва: Он не просто уважительно к ней относился. Ему нужно было её записать, чтобы себя туда вписать и показать, почему он является легитимным правителем.

М. Родин: Насколько я понимаю, когда К’инич-Ханаб-Пакаль пришёл к власти, он и разобрался с Кану’лем. А Кану’ль – это чуть ли не первая и единственная империя в истории майя. Сергей Вепрецкий нам подробно о нём рассказывал, в том числе про гражданские войны внутри Кану’ля. И вот К’инич-Ханаб-Пакалю пришлось воевать с этим мощным государством, с чем он удачно справился, насколько я понимаю.

Д. Секачёва: Он имел дело не совсем с самим Кану’лем. Естественно, до центра Кану’ля он не дошёл. Мощных военных побед в данном случае мы не можем назвать. Но область, которая прилегает к Паленке, действительно была отвоёвана. И на монументах победы и захваты соседних областей вписаны в контекст реванша за предыдущее поражение от Кану’ля.

Завоевания К'инич-Ханаб-Пакаля
Завоевания К’инич-Ханаб-Пакаля

Хотелось бы вернуться к тому, как Пакаль появился на династической сцене и как он относился к династии. Я сказала, что мы знаем имена обоих его родителей и что они были живы в тот момент, когда он восходил на трон. Но, что интересно, скорее всего он принадлежал к этой династии по линии его матери. Потому что имя отца мы очень редко можем встретить в текстах, а вот к матери он постоянно апеллирует. Во-первых, у нас есть монумент в тронном зале Пакаля, есть монумент, на котором мать передаёт ему инсигнии власти.

Овальная палетка
Овальная палетка

И там как раз написано, что она его мать. И они оба изображены в сцене коронации, которая потом станет эталонной сценой на всех монументах. Поэтому он наверняка при поддержке каких-то местных группировок элиты и благодаря принадлежности к династии своей матери пробился к власти.

И действительно, Пакаль становится самым ярким правителем в истории Паленке. Все последующие правители подчёркивают свою связь с ним. Он очень часто фигурирует даже в текстах после своей смерти как кто-то, кто повелел что-то сделать. То есть он действительно становится эталоном правителя, и все стараются на него быть похожими в своём правлении.

И действительно он совершает ряд мощных военных побед, отвоёвывает соседние с Бакальским царством территории и восстанавливает вес Бакаля на политической арене западного региона.

М. Родин: И более того, насколько я понимаю, именно он построил тот самый Паленке, который мы знаем, куда ездят сейчас туристы.

Д. Секачёва: В большей степени да. Тот дворец, который мы видим сегодня, только без башни правда, начинает строить Пакаль. Скорее всего, на этом месте уже были какие-то постройки. Но они перекрываются, как это часто делали майя, платформой, и на ней начинают возводиться новые строения. Мы точно знаем, что в его правление был построен тронный зал. У нас в тексте есть название этого помещения. Оно называется «Сак-Нук-Наах», «Здание Белой Кожи». На стенах этого здания сохранилась белая краска, оно было выкрашено в белый цвет. На нём были изображены атрибуты царской власти. То есть мы знаем, что это его тронный зал. Там находится трон, тот самый монумент «Овальная Палетка», на которой мать передаёт ему символы власти.

То есть дворец начинает формироваться именно в его правление. Каждый новый правитель тоже начинает добавлять свои определённые помещения, но начинается действительно при Пакале. При нём, судя по всему, начинается строительство Храма надписей. С учётом того, что к гробнице ведёт лестница, есть вариант того, что всё было подготовлено, и когда настал момент, его туда поместили.

М. Родин: То есть он так же, как египетские фараоны начинал строить себе место, где он будет похоронен, ещё при жизни?

Храм надписей
Храм надписей

Д. Секачёва: Возможно. Конструкция здания, грубо говоря, позволяет не строить здание поверх саркофага, а всё приготовить, сделать саркофаг и поместить туда умершего человека.

М. Родин: Давайте про его жизнь поговорим. Поскольку при нём Бакаль достиг наибольшего могущества, можем мы описать это государство, этот город при нём? Насколько я понимаю, город – это не только дворец, не только центральная площадь, по которой сейчас туристы ходят.

Д. Секачёва: Нет конечно. На самом деле территория Паленке достаточно большая. И то, что открыто сейчас для туристов – это совсем небольшая часть этого города. Как и во многих других центрах майя, были жилые группы, которые существовали в разное время. Т.е. это было вполне нормально, когда центр города перемещался со временем. В одно время существовал в одной части города, дальше он либо забрасывался, либо какая-то минимальная активность поддерживалась, но ритуальный центр переезжал в другую часть. Но при этом мы знаем, что вокруг этой центральной площади во времена Пакаля концентрировалось большинство каких-то общественных ритуалов, мероприятий и т.д. Потому что рядом с дворцом есть стадион для игры в мяч, а это неотъемлемая часть любого майяского города и крайне важная с ритуальной точки зрения.

И как раз во время Пакаля вокруг дворца формируется это значимое общественное пространство. Дело в том, что у дворцовых построек майя очень сложные уровни доступа в зависимости, например, от близости к царскому дому. Т.е. есть какие-то помещения и пространства, которые доступны большему количеству публики, а есть те, которые недоступны для посещения. Поэтому паленкский дворец большой парадной лестницей обращён в сторону этого стадиона. И мы можем предположить, что именно там концентрировалась открытая общественная жизнь. В то же время, у него достаточно большое количество внутренних дворов, на которых происходили более закрытые церемонии, которые не для всех были доступны. И именно при Пакале формируется общественное пространство в том месте, в котором мы можем видеть его сейчас.

А территория самого городища достаточно большая. В 2000 г. был проведён очень масштабный проект по картографированию этого города. Благодаря чему у нас есть очень точная карта с расположением построек. Мы можем видеть группы построек. И на территории Паленке выделяется достаточно большое количество элитных жилых групп. Мы видим это и по уровню построек, и по захоронениям, которые там находятся.

М. Родин: Получается у нас есть центр, где есть равномерно город, а есть какие-то отдельные элитные районы?

Д. Секачёва: В принципе, это характерно для майяских городов: там есть определённые районы. Здесь мы тоже выделяем. Как правило они выделяются в поселенческие группы. И да, действительно мы видим, что есть т.н. «группа 4», это очень большая группа из ста построек, в которой в центре тоже находится прямоугольная площадь. Под этой площадью было найдено достаточно большое количество захоронений. Там 13 захоронений найдено разного времени. Т.е. она долгое время существовала. Там захоранивали представителей элиты. И там как раз были найдены очень интересные монументы, которые относятся к жизни паленкского двора.

М. Родин: Да, я так понимаю, очень много аристократии в Паленке жило. Про это расскажите: кто эти люди, как они жили.

Д. Секачёва: Мы можем выделить несколько групп знати у майя на основании письменных, археологических данных, которые у нас есть. Если мы говорим о политических центрах, то можем выделить среди знати группы тех, кто непосредственно происходили из этих столиц, столичная знать, которая, например, управляла некоторыми столичными районами, и тех, которые были близки к правителю.

Но также среди придворных, среди знати есть группы лиц, которые не происходили из столиц. В случае с Паленке на территории города были найдены монументы, которые относятся не к жителям Лакамхи, а к жителям других местностей. Но которые занимали достаточно высокое положение при дворе. В той самой «группе 4» был найден очень интересный монумент, так называемая «Палетка Рабов», которая по времени относится к правлению внука К’инич-Ханаб-Пакаля. На ней изображён внук Пакаля К’инич-Акуль-Мо-Наб III в символической сцене передачи инсигний власти, в сцене с родителями.

Палетка Рабов
Палетка Рабов

Но текст относится совершенно не к нему, а к одному из его придворных, к его сахалю. И он же имел титул военного начальника. И в этом тексте записаны различные его победы над врагами Паленке. Он захватывает различные территории. И что интересно, написано, что это не царь повелевает сделать, а сам этот сахаль. Это не то, чтобы наглость, но достаточно интересный приём. Мало того, что он сам себе монумент поставил, он ещё и написал, что сам повелевает какие-то военные победы. Это может говорить о том, что его вес при дворе действительно мог быть очень высоким. Но при этом нигде не написано, что он из Паленке происходит, что он из Лакамхи. Звали его Чак-Суц.

Про К’инич-Ханаб-Пакаля мы тоже знаем, что у него были сахали, которые происходили из другой местности. В той же самой «группе 4» была обнаружена подставка для курильницы, достаточно распространённый для майя тип монумента. Когда благовония воскуряли, для курильницы делали различные фигурные подставки. Это достаточно высокий монумент. Он изображает голову воина, и на ней нанесён текст. И там написано, что у К’инич-Ханаб-Пакаля I был сахаль, который носил не только этот титул наместника, но он также был хранителем царской короны. Т.е. тоже крайне близкий к царю человек. И происходил он не из Паленке, а из другой области.

М. Родин: Сейчас я сделаю далекоидущий, осторожный вывод, и это на моей совести: получается, что при К’инич-Ханаб-Пакале была устойчивая власть не только за счёт того, что он опирался на местные паленкские элиты, но и вообще на элиты из разных зон государства и как-то их привлекал к управлению всем государством.

Д. Секачёва: Это не уникальная для Бакаля ситуация. Мы таких придворных можем встречать и в других центрах. Это в принципе такая особенность майяского двора, что не только элиты, происходящие непосредственно из столицы, а из каких-то других центров, играют важную роль. И более того, выходцы из других центров могут становиться родственниками царя.

И в случае с Паленке тоже есть такой пример. Есть небольшая, судя по всему, полития, которая называлась Хуштекух, которая располагалась, скорее всего, на границе сфер влияния Паленке и Тортугеро. Там есть современный регион Сальто-де-Агуа и, скорее всего, там это место находилось. Это небольшой политический центр, династия которого не имела титула царей. В то же время они не носили титула сахалей, то есть они не были поставленными наместниками. Но их связь с паленкским двором прослеживается с середины VI в. В разных кусочках текстов мы можем восстановить несколько человек из этой династии, которые были очень тесно связаны с бакальской династией. Собственно, жена К’инич-Ханаб-Пакаля I происходила из этого дома. В текстах упоминается её отец и она сама. Из чего мы можем сделать вывод о том, что она сама происходила из Хуштекуха.

М. Родин: То есть он и жён мог брать не только из своих ближайших родственников, но и из региональной элиты. И, насколько я понимаю, не так давно нашли погребение Красной царицы, которое приписывают этой жене.

Д. Секачёва: Да. Но оно достаточно давно известно. Не так давно, как захоронение самого Пакаля, которое в 50-е гг. нашли. Рядом с Храмом надписей находится другая храмовая постройка, в которой был обнаружен саркофаг с женскими останками и с ритуальными захоронениями. Т.е. её тело находилось в саркофаге, а рядом в самой гробнице были ещё ритуальные жертвы, которые достаточно часто сопровождали такие элитные погребения. Она «Красная царица» потому, что вся гробница и само её тело были покрыты охрой, что, на самом деле, очень сильно затруднило исследование. Потому что элементы киновари, когда взаимодействуют с костными остатками, очень затрудняют дальнейшие исследования.

Почему есть предположение, что это его жена, а не мать, например? Потому что удалось провести анализ ДНК, и он показал, что эти люди не родственники. И по анализу изотопов стронция, которые взяли у неё из зубов, из костной ткани, тоже сделали вывод, что она происходила не из региона Паленке.

М. Родин: Насколько я помню, эта жена умерла задолго до его смерти. Лет за 20-30. К’инич-Ханаб-Пакаль знаменит не только тем, что отбился от Кану’ля, укрепил своё государство и начал строить Паленке таким масштабным городом, каким мы его сейчас знаем, но и тем, что он правил очень долго: 68 лет, если мне память не изменяет. Т.е. к власти он пришёл в 615 г., а умер в 683 г. Давайте поговорим о том, почему же он стал «космонавтом», про его гробницу и про то, что там на самом деле нарисовано.

Д. Секачёва: Гробница была открыта в 50-е годы Альберто Русом. Это знаменитый археолог, который работал в Паленке. И музей в городище носит его имя.

Когда археологи наконец, спустя два полевых сезона, достигли гробницы (им на это потребовалось очень много времени, потому что от храма вниз в пирамиду ведёт лестница с несколькими пролётами), они увидели крипту, на стенах которой изображены девять фигур. И увидели саркофаг, на котором в полусидячей позе изображён человек в характерной для майя одежде. И на заднем плане – то, что принимают за «летательный аппарат». На самом деле здесь Пакаль изображён в виде маисового бога. И символика этого изображения заключается в том, что это момент перерождения правителя в образе молодого маисового бога.

М. Родин: То есть мы знаем отдельные элементы этих украшений, что они обозначают. Они упоминаются, видимо, в каких-то других источниках.

Д. Секачёва: Он там на фоне мирового дерева изображён. Для майя вполне традиционное изображение.

М. Родин: И, насколько я понимаю, когда хотят сделать из него «космонавта», его переворачивают, чтобы он снизу-вверх лежал в «космическом корабле». А на самом деле он горизонтально расположен.

Д. Секачёва: Нет. Как раз он вертикально расположен. Вертикальное изображение мирового дерева. И он в полусидячей-полулежачей позе на его фоне изображён. Более того, у нас по венчику крышки саркофага идёт надпись. На стенках саркофага изображены его предки. Они изображены в виде прорастающих фруктовых деревьев с их именами. И в самом тексте, который написан в Храме надписей, и про освящение этой гробницы есть упоминание, и про её название. Т.е. нет никаких сомнений в том, кто там похоронен, в каком году. У людей, которые могут прочитать этот текст, сомнений не возникает. Естественно, только с развитием эпиграфики у нас появилась возможность это прочесть. До этого у нас были домыслы, догадки.

М. Родин: Насколько я понимаю, К’инич-Ханаб-Пакаль был авторитетен и у своих потомков. Благодаря этому всё сохранилось в таком хорошем виде. Более того, его потомки продолжали писать историю этого государства.

Д. Секачёва: Совершенно верно. Благодаря Пакалю был создан первый династический список, который нам рассказывает про историю династии. Но его сыновья активно расширяли наши знания, в том числе о династии, удревняя её. Те мифологические события, которые связаны с династией и с Паленке, мы знаем благодаря текстам, которые писали его потомки, его сыновья и его внук, который тоже после династического кризиса приходит к власти, ему тоже приходится активно доказывать свои права на престол. И поэтому он тоже создаёт монументы, в которых тоже вписывает себя очень глубоко в мифологическую историю. И про богов триады больше информации мы узнаём именно из текстов, которые потомки Пакаля писали.

М. Родин: Это уже они углубляются в мифологическую историю, не очень документированную. Чем всё закончилось? Насколько я понимаю, царство Бакаль с центром в Паленке прекратило существование примерно в VIII в., как и многие государства Западных низменностей.

Д. Секачёва: Нам точно известно, что один из «уверенных», про которых мы можем сказать, правителей короновался в 60-е гг. VIII в. И после у нас совсем смутные сведения. Точно так же, как в остальных царствах майя, к IX в. наступает коллапс. Города оказываются в запустении. Династия сходит на нет.

Поддержите «Родину слонов»:
https://www.patreon.com/rodinaslonov

Кнопка «Поддержать проект». Она находится под аватаркой группы. https://vk.com/rodinaslonov?w=app5727453_-98395516

Яндекс.Деньги https://money.yandex.ru/to/410018169879380

QIWI qiwi.com/p/79269876303

PayPal https://paypal.me/rodinaslonov


Об авторе: Михаил Родин

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности