04.08.2020      80      0
 

РС 187 История карате


Андрей Черкасов в «Родине слонов»

Представляем один из самых «мальчишеских» выпусков «Родины слонов», о котором многие наверняка мечтали с детства!

Почему у нас почти нет письменных источников по истории карате? Кто всё-таки изобрёл это боевое искусство — окинавские крестьяне или профессиональные секьюрити? И как появились знаменитые «киношные» удары ногами — маваши?

О том, как на самом деле возникло современное карате, рассказывает историк и археолог Андрей Николаевич Черкасов.


Стенограмма эфира программы «Родина слонов» с историком и археологом Андреем Николаевичем Черкасовым.

М. Родин: Сегодня у нас будет один из самых увлекательных эфиров. Это история, которой не часто занимаются академические учёные. Но тем не менее знать её нужно, она интересная и, честно говоря, в детстве я бы душу продал за то, чтобы послушать такой эфир. Потому что литературы об этом не было совсем, а интересовало это очень сильно. Сегодня мы будем говорить об истории окинавского карате.

Мы с вами уже неоднократно встречались и говорили об истории покорения Дальнего Востока, про Албазинский острог и все эти зарубы с китайцами. Вы копали сами Албазинский острог, руководили этой экспедицией. Сегодня мы будем говорить про историю карате. Что это за специализация у вас, откуда она взялась?

А. Черкасов: Это непосредственно связано с изучением дальневосточной истории. Это скорее было моё хобби с детства. Тогда все увлекались восточными единоборствами, фильмами про китайское ушу, кун-фу, про японское карате. И тогда же я стал заниматься японским карате, шотоканом, параллельно с академическими штудиями. И, занимаясь карате, мне, как историку, неизбежно были интересны корни этого направления, откуда оно произошло, как развивалось. Также развивалось моё увлечение этим искусством. И постепенно от спортивного карате, от шотокана, который я практиковал вместе со своим клубом, со своим сэнсэем Алексеем Ивановым, я перешёл непосредственно в лоно японской школы, в которой практикуется традиционное окинавское карате. И там я узнал очень многое об истории карате, об его основных принципах, о том, как оно возникло, как развивалось, и как оно в конце концов трансформировалось в то спортивное карате, которое мы сейчас знаем и видим на соревнованиях, в фильмах, но в действительности очень серьёзно отличающееся от изначального карате.

М. Родин: Тут давайте обозначим проблему, которая есть в карате. Мы все в 90-е гг. читали немногочисленную литературу на этот счёт. Как она писалась, какими источниками пользовались авторы этих книг, и насколько вся история карате, которую мы знаем, далека от правды?

А. Черкасов: Я не думаю, что она прямо далеко от правды. Просто они, наверное, больше уделяли внимания японскому карате, тому, которое существовало и развивалось в ХХ в. в Японии. И в меньшей степени уделяли внимание окинавскому карате, о котором на самом деле было очень мало источников. Очень часто те книги, о которых мы с вами говорим, их было несколько штук всего, были переведены с английского. Это были пересказы третьих лиц через четвёртые голоса той истории, которая изначально была очень сильно мифологизирована. Отсюда все эти представления об окинавских крестьянах, которые прятались по лесам, боролись с японскими самураями, пробивали руками доспехи, сбивали в прыжке всадников с лошадей, и т.д., и т.п. Но в действительности история карате была немного другая.

М. Родин: Тут надо описать историографическую проблему. Насколько я понимаю, письменных источников по истории карате очень мало. Почему так?

А. Черкасов: Совершенно верно, это основная проблема. Источников мало по нескольким причинам. Первая и основная – это сама традиция преподавания изначального карате. Считалось, что только в результате устной передачи можно что-то рассказать, раскрыть секреты техники. Техники в карате были тайной. Старались их не распространять, чтобы быть непобеждёнными. Они передавались обычно в семьях, от отца к сыну, и поэтому не записывались. Кроме того, многие аспекты невозможно передать на бумагу. Это ещё буддийский принцип передачи знания от сердца к сердцу, когда невозможно рассказать, объяснить, но можно только своими действиями, своей жизнью продемонстрировать пример.

Те же источники, которые были, источники, рассказывающие об истории семьи, истории взаимоотношений различных кланов, родов, были уничтожены в 1945-м году. Как мы знаем, тогда была битва за Окинаву. Окинава была для японцев дальним форпостом, на котором они хотели дать бой наступающим американцам. Были понесены ужасные потери. Чуть ли не до трети населения Окинавы погибло. 90% домов было уничтожено, были уничтожены дома, где жили древние мастера, и вместе с ними были уничтожены архивы. Поэтому письменных источников, если они и были, практически не осталось.

Какова у нас историографическая база? В первую очередь это устные предания, рассказы тех мастеров, которые до сих пор живут на Окинаве, преподают. Которые получили эти знания от своих родителей, или от мастеров, у которых они обучались. И от традиции устной передачи знания, от живых мастеров окинавского карате мы можем что-то узнать.

М. Родин: А это, по большому счёту, этнографические источники.

А. Черкасов: Совершенно верно. Мне рассказывали такую замечательную вещь, что в 80-е гг., когда в Советском Союзе был запрет на преподавание карате, была передача «Клуб кинопутешествий». И вот приезжает советская съёмочная группа на Окинаву, снимает там танцы, пляски. Приходят к какому-то дедушке и просят показать какой-нибудь танец. И он им демонстрирует ката из карате. Всем казалось, что это был просто танец, а в реальности это было боевое искусство.

И действительно, изучение карате – это во многом этнография. Кроме того, карате является памятником культуры, духовной истории Окинавы, который необходимо изучать, сохранять, восстанавливать. И оно подвержено таким же стандартным принципам исследования, как и в других науках.

М. Родин: Но здесь у нас есть ещё один приём. Когда мы сравниваем этнографические данные с данными истории, которые мы знаем, не касающимися карате. Развитие общества Окинавы, взаимоотношение с соседями, и т.д.

А. Черкасов: Совершенно верно. Потому что история карате непосредственно отражает историю Окинавы. Это очень непростая, очень интересная история взаимовлияния различных культур, различных государств. И мы, изучая карате, можем восстанавливать, каким образом оно отразилось на истории государства. Кроме того, один из принципов преподавания в восточных единоборствах – это ката. Формализированные упражнения, что-то вроде гимнастических комплексов, когда мы повторяем связки движений, связки приёмов. Эти ката существуют в разных школах, в разных стилях. И, сравнивая их, мы можем восстанавливать изначальные ката, можем восстанавливать различные влияния из различных направлений. Находить более древние пласты, наносные пласты. Как лингвисты делают с текстами, то же самое специалисты по карате могут делать с ката. Чем занимается мой шихан, преподаватель из Японии, который ищет, изучает древние ката, старается их реконструировать, понять их смысл, и их преподаёт.

М. Родин: Это совершенно удивительно, потому что накануне мы разговаривали с Игорем Николаевичем Данилевским, обсуждали вопрос разбора источников, списков, составления генеалогических древ этих источников. Я так понимаю, в ката можно сделать примерно то же самое.

А. Черкасов: Совершенно верно. К сожалению, мы не можем в радио показать что-то. Можно было бы показать, как одно ката влияло на другое, как одна и та же техника в разных ката преподносится.

М. Родин: Что такое Окинава, где она расположена? Какова её историческая судьба? Что мы знаем про её начальный период, который имеет отношение к развитию рукопашного боя?

А. Черкасов: Окинава – один из островов в Рюкюском архипелаге. Он находится на расстоянии примерно 500 км к югу от Японии и примерно на таком же расстоянии к востоку от Китая. В силу своего положения Окинава всегда находилась под влиянием различных культур, государств, регионов. Китайское, японское влияние, влияние из Юго-Восточной Азии. И всё это неизбежно отразилось на истории, на культуре Окинавы.

Население на Окинаве японское по происхождению. У них собственный рюкюский диалект, родственный японскому. Но он сейчас, к сожалению, всё больше утрачивается. В основном окинавцы говорят на японском языке. Но при том, что это японское население, оно сохранило свои самобытные черты, отличные от Японии. В частности, окинавцы на самом деле очень открытые, жизнерадостные, добрые люди. Они в этом сильно отличаются от японцев, которые более строгие, формализованные. Для окинавцев характерен шаманизм. При этом в шаманизме основное значение принадлежит женщинам. Как известно, матриархата не существовало в истории человечества, но такие зачатки высокого статуса женщины у окинавцев сохранились.

Историю Окинавы нужно начать, наверное, со Средневековья, с XIV в., когда там было несколько княжеств, которые боролись за лидерство. И уже тогда они оказались в подчинении у Китая. Они сами признали вассалитет по отношению к нему. Это было важно для них, потому что отсутствие ресурсов на острове, само островное положение, делало выгодной морскую торговлю. Окинавцы старались торговать. И торговля с Китаем была очень выгодна, очень удобна. Поэтому они склонялись к тесной связи с Китаем.

В начале XV в. Окинава была объединена. Тогда же одно из княжеств, центральное, получило от Китая титул вана, который переводят как «королевство», и получило фамилию от китайских императоров: Сё. И после этого единое Рюкюское королевство находилось в вассалитете от Китая. Вассалитет был довольно условный. Он заключался в том, что Окинава периодически отправляла дань в Китай, а из Китая приезжала миссия, которая подтверждала королевский статус рюкюсцев Окинавы. И за этими сложными церемониальными отношениями крылись просто взаимовыгодные торговые отношения. Это было выгодно для династии Мин ещё и потому, что они в этот момент запретили ещё и внешнюю торговлю.

М. Родин: То есть закрылись примерно так, как позже Япония.

А. Черкасов: Совершенно верно. Это характерно для дальневосточных государств – закрытие от внешних влияний. Которое в данной ситуации сыграло положительную роль для Окинавы, потому что она стала для Китая основным торговым контрагентом. При том, что они подчинялись, входили в состав Срединной империи, но при этом могли торговать. Они плавали на Яву, на Борнео, в Японию и были медиатором между различными дальневосточными государствами. Благодаря этому Окинава развивалась, обогатела. Соответственно, на Окинаве возникла китайская фактория, а в Китае, насколько я помню, в провинции Фуцзянь, возникла рюкюская торговая фактория.

И уже в этот период начинает проникать на территорию Окинавы китайское ушу. Окинавцы начинают узнавать о китайских техниках боя.

М. Родин: Тут важно отметить, что есть миф о чрезвычайно глубокой древности возникновения всех этих боевых искусств. Но, насколько я понимаю, они все появились в Средние века, а то и в позднее Средневековье. Потому что до этого никаких формализованных систем не было.

А. Черкасов: Совершенно верно. Как всегда и везде, были некие кулачные поединки, кулачные бои. Кто-то умел хорошо драться, кто-то – плохо. Но именно методики преподавания, формализованные системы – это довольно позднее изобретение. Мы сейчас говорим про XIV-XV вв., но на самом деле окинавское карате сформировалось намного позже. Это XIX в., по большому счёту.

М. Родин: В 90-е гг. было увлечение восточными единоборствами, но все забывают, что примерно в это же время, плюс-минус по этим же самым причинам, всякие единоборства возникали и в Западной Европе, например. И формализовались они примерно тогда же.

А. Черкасов: Я тоже хотел коснуться западных единоборств. Потому что тут есть некие параллели с восточными единоборствами.

М. Родин: Итак, ушу проникает на Окинаву.

А. Черкасов: Да. Но я хочу сказать, что многие китайские стили ушу тоже очень поздние. Тот же тайцзицюань тоже XIX-XX вв. И древность китайского ушу тоже под большим вопросом. Мы знаем, что реально было шао-линьское цюань-фа, и может быть ещё какие-то южнокитайские стили. И именно они постепенно проникают на Окинаву. Мы знаем, что проникают в том числе шао-линьские стили. По крайней мере те мастера, которые практикуют китайское ушу, ведут свою преемственность именно от шао-линьских стилей. И проникают южнокитайские стили.

Тут, кстати, есть дискуссия о происхождении окинавского карате. Есть точка зрения, что это изначально окинавская техника ти, т.е. «рука». Но по общению с мастерами, по историческим исследованиям, скорее всего происхождение окинавского карате связано с китайским ушу. Т.е. через мореплавателей, через военно-дипломатические миссии, когда приезжают военные, начинают обучаться у китайцев ушу. И таким образом на Окинаве формируются свои стили, методики преподавания и изучения боевых искусств.

Для чего это было нужно в какой-то степени? В первую очередь это было нужно для военного сословия. На Окинаве оно называлось сюдзоку. Для выполнения воинских обязанностей им нужно было владеть какими-то стилями. Хотя надо отметить, что они все были вооружены и, конечно же, изучали работу с мечом, с шестом. Работа с безоружным боем им была важна в меньшей степени. И вообще, рукопашный бой – это в основном дело простолюдинов. Потому что дворяне, привилегированное сословие, обычно пользуется оружием и не касается руками друг друга. За некоторым исключением, когда ты в результате поединка теряешь оружие и тебе нужно что-то сделать руками. Кстати, именно так возникает в Японии джиу-джитсу. А поскольку противник в доспехе, отсюда упор на удар по болевым точкам, по щелям в панцире, куда ты можешь просунуть палец или кинжал. Упор на болевые точки, на работу по суставам и на удушающие. Соответственно, то же самое развивалось и на Окинаве

М. Родин: А мы можем примерно сказать, как выглядело изначальное карате, возникшее под влиянием ушу в XV в.? То, что вы описываете, по логике, не должно выглядеть, как современное карате. Потому что задачи другие: свернуть голову человеку в доспехе. И техника должна быть другая. И на ушу не должно быть похоже с его размашистыми странными движениями.

А. Черкасов: Мы можем предполагать, что изначально то было, которое те ти, опять же, другое название – то ти, т.е. «рука династии Тан». Карате – это «китайская рука». Все изначально понимали, что это китайские техники, китайское ушу. И оно на самом деле выглядело, я думаю, как китайское ушу. Мы знаем, что практиковали два основных течения. Это шао-линьский кулак. Отсюда и Сёрин-рю, название многих окинавских стилей. Ещё многие практиковали в южном Китае стиль «Белый лебедь». Отсюда в карате есть очень много движений округлых, широких, имитирующих движение крыльев птицы.

Я думаю, окинавское карате на самом деле развивалось бы как один из стилей, направлений китайского ушу. Если бы вслед за тем не произошли серьёзные изменения в истории Окинавы. Окинава, богатый остров с центром в г. Сюри, в замке Сюри дзё, где жили окинавские короли, разумеется, был лакомой добычей для многих соседей. В частности, для Японии. Япония пыталась захватить этот остров. Она постоянно высказывала свои претензии. И долгое время у неё ничего не получалось, до начала XVII в. В начале XVII в. началась эпоха Токугава, когда сёгуны рода Токугава захватили власть над всей Японией. В это время один из южных кланов на острове Кюсю, Сацума, боролся с Токугава. И после победы последних находился в опале, не мог никоим образом дальше развиваться. И он посчитал, что можно переместить центр своей экспансии на Окинаву. Он получил поддержку у сёгунов Токугава для того, чтобы завоевать Окинаву. И успешно это сделал в начале XVII в.

Окинавцы нечасто воевали, последняя война у них была за двести лет до этого события, когда они друг с другом воевали. А после того она была мирным государством. Вплоть до того, что есть такое представление, что рюкюскими королями была объявлена охота на мечи.

М. Родин: Т.е. окинавские короли сами своё население пытались обезоружить.

А. Черкасов: Да. Отобрали все мечи, всё оружие для того, чтобы не было никакого сопротивления. И только по мере необходимости выдавали оружие централизованно. Уже при королях это было сделано. Японцы потом только повторили эту практику. И, соответственно, они не могли сопротивляться. Тут пришли вооружённые до зубов японцы, которые до этого сто лет, а то и больше, воевали. И Окинава оказалась под властью Японии. Для Японии Окинава была тоже очень важна, потому что у них, опять же, был запрет на внешние связи.

М. Родин: Такие ворота во внешний мир. Окинава всегда такими была, я так понимаю.

А. Черкасов: Китайцы тоже этим пользовались. Они торговали таким образом с Японией. Потому что у Китая и у Японии установились враждебные отношения, они не могли торговать друг с другом. А это был посредник. И когда княжество Сацума захватило Окинаву, они сделали всё, чтобы Китай не узнал, что Окинава больше им не принадлежит. Китайцы продолжали присылать посольства. Как только посольство появлялось на территории Окинавы, все японцы прятались. Самураи уходили в горы. Было запрещено пользоваться японскими именами и японскими вещами. Посол Окинавы в Японии должен был общаться с сёгунами, императорами только с помощью переводчиков, демонстрируя свою независимость от Японии.

Разумеется, через какое-то время китайцы узнали, что Окинава захвачена Японией. Но для них было выгодно сохранять статус-кво, и они сделали вид, что всё продолжается как прежде. Это характерно для Срединной страны: не важно, что происходит у варваров. Главное, что они признают своё подчинение и приносят дань.

М. Родин: Получается, у Окинавы два хозяина, и она платит двойную дань.

А. Черкасов: Совершенно верно. Двойной вассалитет. Да, это был двойной гнёт. Но в результате долгой истории им удалось найти некий баланс с двойным налогообложением. В то же время, они имели возможность торговать. Они получали престижные товары из Китая.

М. Родин: То есть будучи посредниками между двумя государствами, они получали выгоду.

А. Черкасов: Разумеется. И, соответственно, все стороны получали выгоду. Сацума получали выгоду, потому что были поставщиками китайских товаров в Японию. Окинава и Китай тоже получали выгоду. У них тоже были проблемы с внешними связями, они тоже закрывали границы. В частности, это уже в XIX в. привело к тем же самым опиумным войнам, именно из-за того, что они были закрыты для внешнего влияния.

И с завоеванием Японией Окинавы связан следующий этап развития японского карате.

М. Родин: Обычно то, о чём мы привыкли думать, выглядит вот так: злобные японцы угнетают окинавцев, те уходят в леса. Оружие у них отобрали. И тут им приходится учиться пробивать доспехи голыми руками. «Пустой рукой», карате. Зачем им в действительности понадобилось развивать искусство боя без оружия?

А. Черкасов: Это XVII-XVIII в. И уже у нас есть более-менее документированные сведения с именами, с реальными персонажами, которые создавали, развивали карате. В конце XVIII-начале XIX в. был такой мастер окинавского карате Сакугава Канга, который ездил в Китай и оттуда привёз китайское ушу и практиковал на Окинаве.

Но сейчас мы будем говорить скорее не о нём, а о его ученике. Мацумура Сокон – человек, который, можно сказать, создал традиционное окинавское карате. Который произвёл некую революцию. После которого и появилось то карате, которое мы знаем, отличное от китайского ушу.

К вопросу о мифе о партизанах в лесу, которые боролись с японской оккупацией. Конечно, это было не так. Разумеется, неизбежно были какие-то конфликты во взаимодействии между окинавцами и японцами, как были конфликты между окинавцами и китайцами. Кстати, этот же Мацумура Сокон получил одно из известных ката, Чинто, от китайского моряка, которого во время кораблекрушения выбросило на берег острова. Пришли крестьяне, чтобы захватить его, он отбился, всех побил, и уже выслали его, чтобы он с ним разобрался. Он с ним подружился, потому что увидел, что он мастер, и получил от него некие сведения.

Т.е., разумеется, были какие-то конфликты. Но говорить о том, что была тотальная оккупация, наверное, не очень верно. Скорее, это был взаимовыгодный для всех баланс интересов. Разумеется, продолжалась охота на мечи: японцы запрещали пользоваться мечами. Вплоть до того, что, по преданию, в каждой деревне в центре на площади хранился один-единственный большой нож, чтобы рубить мясо.

Но в то же время для телохранителей, служилых людей необходимо было владеть каким-то искусством. И Мацумура Сокон разработал такое направление. Он тренировался у Сакугава Канга китайскому ушу. В то же время ему «повезло»: его отправили в Японию, в клан Сацума, где он стал тренироваться в стиле кэндзюцу, владению мечом. Клан Сацума был знаменит тем, что у них была школа Дзигэн-рю, это школа владения мечом, Дзигэн-рю кэндзюцу, которой характерна была прямолинейность, агрессивность и нацеленность на быструю победу.

М. Родин: То, что, видимо, ближе всего к современному кэндо, простому, чёткому, понятному, экономному.

А. Черкасов: Наверное, да. Задача Дзигэн-рю – войти в моментальное соприкосновение с противником и в течение нескольких ударов его поразить. При этом техника была настолько бесшабашная, что нападавший рисковал. Т.е. если его техника была неудачной, то он погибал. Был очень открытый стиль поведения. Но в то же время, если ты будешь демонстрировать бесстрашие, уверенность и мощь, то ты победишь.

И вот, изучив Дзигэн-рю и получив там четвёртый дан, и предполагая, что возможно ему придётся бороться с этими самураями из клана Сацума, он решил объединить принципы Дзигэн-рю и китайского ушу. Отсюда и возникло карате, школа Мацумура Сокона. Из Дзигэн-рю он принёс такой способ тренировки, как использование макивары. На шесте обвитая верёвками мишень, по которой отрабатывают удары руками и ногами. Изначально это был такой шест, по которому работали палкой-мечом.

Какие основные принципы Дзигэн-рю он внёс в карате, которые очень серьёзно отличаются от современного карате, которое мы знаем? Это в первую очередь работа на опережение, работа на сокращение дистанции и использование тайминга (движений вовремя) для того, чтобы успеть поразить противника. Эта техника предполагает некоторую уязвимость. Если ты входишь в контакт с противником, ты должен сразу же его поразить. Если ты этого не сделаешь, то проиграешь. И отсюда принцип «Одним ударом наповал». Который потом немного перетрансформировался, и появилось представление, что окинавские каратеки могли пробивать панцири одним ударом. На самом деле тут имеется ввиду не ударная мощь, а принцип действия, когда ты должен настолько демонстрировать решительность и осознанность, чтобы одним действием победить противника.

М. Родин: И тут самое главное, насколько я понимаю, не сила удара. Потому что в панцирь бить на самом деле глупо. Тут главное точно попасть.

А. Черкасов: Совершенно верно. Это работа по уязвимым болевым точкам. Это работа на заломы, на суставы. Ломка суставов, удары по суставам. Ещё была очень важна в карате бросковая техника, которая в современном карате отсутствует. Точнее, она называлась «кудзуши», т.е. «сбивы». То есть ты имел возможность войти в близкое соприкосновение с противником и правильной постановкой корпуса по отношению к нему сбить его с ног, столкнуть. Это очень часто важно, когда, например, у тебя руки заняты мечом и ты не можешь захватывать и бросать. Но ты постановкой корпуса можешь опрокинуть противника и победить. Тут ещё было важно, что эта техника, правильная постановка корпуса по отношению к атаке, позволяла работать против вооружённого противника. Потому что драться, когда на тебя выходит человек с мечом, а иногда и с ножом, практически невозможно. Но если ты знаешь, как правильно действовать геометрически на параллельных курсах, на вхождение под углом под атаку – это тебе даёт некие шансы победить противника даже если он вооружён.

М. Родин: И очень важно играть дистанцией. Потому что когда против тебя человек с мечом, убегать от него бессмысленно: он тебя достанет. Выгоднее сократить дистанцию, потому что рукоятью он тебя сильно не ударит, а вот лезвия ты так избежать сможешь.

А. Черкасов: Совершенно верно. Чем дальше лезвие, тем больше будет сила, длиннее рычаг. И когда ты даёшь противнику дистанцию, он тебя мечом всегда достанет. А когда ты входишь в соприкосновение, у тебя есть шансы работать против меча.

И эти принципы, которые Мацумура Сокон внёс в карате, и создали то окинавское карате, которое мы знаем. Акцент на серию ударов, с помощью которых в первой же атаке ты должен победить противника. В отличие от спортивного карате, спортивных единоборств, где мы видим множество раундов, очень долгий поединок. Такое в реальном древнем боевом поединке было невозможно. И акцент на работу по уязвимым точкам, чтобы поразить противника, и на бросковые техники. Точнее, в карате нет разницы между ударом и броском. Т.е. одно и то же движение может быть использовано и как бросок, и как удар в зависимости от того, на какой дистанции ты оказался и от того, что тебе можно сделать.

М. Родин: Тут два момента. Первое, как мне кажется, именно тогда карате приобрёл свои свойства экономности, целенаправленности движений и жёсткости, в отличие от ушу, где непонятные какие-то стойки, размашистые по кругу движения. И второе, всё-таки тогда карате отличалось, потому что тогда там были бросковые техники, заломы, чего сейчас уже практически не осталось.

А. Черкасов: Совершенно верно. Надо сказать, китайское ушу, которое мы знаем, с этими размашистыми движениями – это тоже очень часто новодел. Скорее всего, изначально китайское ушу тоже было довольно экономно и лаконично.

Надо сказать, что в традиционном окинавском карате не было высоких ударов ногами. Принцип был такой: руки против рук, ноги против ног. Ногой выше пояса не били: это не нужно. Это не даёт тебе преимущества, потому что ногу всегда легко отбить рукой. Поэтому это появилось уже позже, в спортивном карате.

М. Родин: Одна из составляющих мифа – это о том, что карате изначально практиковали крестьяне, повстанцы, и т.п. Я так понимаю, что всё, как всегда в истории, сложнее, и карате – это не крестьянское искусство.

А. Черкасов: Совершенно верно. Крестьяне – это люди, которые каждый день занимались очень тяжёлым трудом. И у них, скорее всего, не было времени заниматься карате. Может быть, в кулачных боях они могли практиковаться, они, может быть, могли тренироваться в какой-то школе. Но создание карате было делом привилегированных сословий, служилого сословия. Людей, которые занимаются воинским искусством, которые должны его практиковать постоянно.

Карате – это очень сложная формализованная система. Тут есть некие принципы преподавания. И это предполагает высокий интеллектуальный уровень образования. И, зная из истории карате имена мастеров, мы знаем, что они все были из служилого сословия. Тот же Мацумура Сокон был личным телохранителем трёх рюкюских королей. Его ученик Итосу Анко был секретарём рюкюского короля. Когда король был свергнут, он был секретарём правительства. То есть эти люди занимали очень высокий статус. Это опровергает миф о том, что карате было крестьянским искусством.

М. Родин: Но тут возникает вопрос: зачем людям такого статуса обладать искусством боя без оружия? У них, я так понимаю, всё-таки оружия не было. Благодаря тому, что японцы не приветствовали окинавское вооружение. И плюс вы упомянули, что они были телохранителями. Это накладывает отпечаток: ты должен быстро оттеснить, ударить одним ударом. Это не полевой бой на мечах.

А. Черкасов: Совершенно верно. Во-первых, у них действительно не было оружия. Кроме того, в окинавском карате очень большой акцент сделан на изучение бо, шеста. Считается, что любой хороший каратист должен владеть бо. Бо использовались, потому что мечи были запрещены. Бо, на самом деле, достаточно хорошее, эффективное оружие, с которым можно бороться против меча. Кроме того, мастера карате были телохранителями, и для них главной задачей было как можно более быстрое пресечение боя. Поэтому не случайно все ката начинаются с блока. Их задачей было прекратить поединок путём разрыва дистанции, либо покалечить, убить противника. Но задача была пресечь нападение и постараться избежать боя. Отсюда принцип: лучший бой – это бой, который не состоялся.

М. Родин: Про какой век мы говорим?

А. Черкасов: XIX в. Мацумура Сокон родился в начале XIX в., и где-то в конце XIX в. умер. Эти все имена связаны с XIX в.

М. Родин: Как развивалось дальше? Как повлияла дальнейшая политическая обстановка, революция Мэйдзи?

А. Черкасов: Революция Мэйдзи очень серьёзно повлияла на дальнейшее формирование карате. В первую очередь, Окинава вошла в состав Японии.

М. Родин: Уже не как вассальное государство, но как составная часть.

А. Черкасов: Да, как префектура. В Конце XIX в. в Японии пытаются создать общеяпонскую идеологию. И начинается японизация Окинавы. Вплоть до того, что запрещается говорить на окинавских диалектах, носить татуировки, которые были обычаем для окинавцев, и т.п. И возникла потребность на Окинаве всё-таки сохранить свою самобытность. И для многих преподавание, изучение карате было способом сохранить свою уникальность. Кроме того, многие служилые люди, которые служили королю Окинавы, оказались без работы.

М. Родин: Так это общеяпонская проблема: все самураи по всей Японии оказались без работы.

А. Черкасов: И на Окинаве то же самое. Поэтому многие окинавские служилые люди начали преподавать ранее закрытые техники.

М. Родин: Они пошли в народ и стали массовыми.

А. Черкасов: В какой-то степени да. И дальнейшее развитие карате связано с учеником Мацумуро Сокона, Итосу Анко, который был секретарём сначала короля, потом правительства. И который решил сделать из карате некий способ духовного и физического воспитания молодёжи. Т.е. военно-патриотическое и физкультурное воспитание на Окинаве. И он пустил в народ закрытое когда-то карате, которое преподавалось раньше в семейных школах, очень часто тайно, потому что это нужно было скрывать от японцев (отсюда пошло одно из преданий, что карате преподают только на кладбищах ночью).

Итосу Анко
Итосу Анко

Он стал преподавать его детям. Из-за этого ему пришлось менять технику, в том числе и технику преподавания. Раньше как преподавали? Есть ката, серия формализованных движений, которую ты три года учишь, и только через три года мастер тебе рассказывает, а в чём же смысл этого ката. Благодаря этому возникала невероятно высокая эффективность преподавания. Но когда ты работаешь с большими массами детей, нет такой возможности. Поэтому Итосу Анко разработал кихон, т.е. отдельные движения в стойке, или когда ты в перемещении выполняешь определённые удары руками и ногами.

М. Родин: То есть ката как бы разделили на куски. Ты стоишь и двадцать минут отрабатываешь один прямой удар.

А. Черкасов: Совершенно верно. Зависит от того, кто как преподаёт. Где-то и час, где-то и десять минут. В частности, в одном из додзё на Окинаве занятие начиналось с того, что нужно сделать тысячу ударов цки.

Было такое древнее ката Кушанку, очень длинное и сложное. Итосу Анко разделил его на две части и сделал из него ката Пинаны, которые распространены практически во всех стилях карате, которые в шотакане, спортивном карате, известны как Хеяны.

Итосу Анко создал современное окинавское карате с методикой преподавания. С отдельными формализованными движениями, отдельными ката. С него началось массовое продвижение карате на Окинаве, а потом и в Японии. Его ученик Гичин Фунакоши в 1922 г. выступал в Токио и продемонстрировал карате. Это увидел Кано Дзигоро, основатель дзюдо, и ему очень понравилось. И он пригласил Гичина Фунакоши в Котокан, в свой клуб, преподавать карате. Таким образом он хотел дополнить дзюдо ударной техникой карате. Таким образом Гичин Фунакоши стал преподавать в Токио.

Гичин Фунакоши
Гичин Фунакоши

И начался японский этап развития карате, который становился всё более спортивным, более массовым. Клубы стали возникать в основном при университетах. Студенты учатся 3-5 лет. И за это время им нужно было преподать всю технику карате. Это приводило к изменению карате и к тому, что часто утрачивалась изначальная суть, внутреннее понимание этого искусства. В какой-то степени упрощение, в какой-то – массовость.

М. Родин: Я так понимаю, в этот же период отвалилась опасная боевая составляющая: желание убить одним ударом, очень краткосрочный бой, желание бить по болевым точкам. Потому что это слишком травматично для детей и студентов.

А. Черкасов: Совершенно верно. Как в своё время дзюдо было создано тем, что из джиу-джитсу были убраны все опасные техники: на суставы, давление на точки. Опять же, молодым хочется соревнования, хочется себя продемонстрировать. Возникли кумите, поединки, когда люди начинают выяснять, кто из них сильнее. Возникли спортивные демонстрации ката. И это повлияло на технику.

М. Родин: А в это время появились всякие маваши, когда бьёшь ногой в ухо, или ногой в прыжке пытаешься ударить человеку в лицо.

А. Черкасов: Это не очень эффективно, на самом деле.

М. Родин: Но красиво.

А. Черкасов: Да. Это связано с тенденцией на оспортивлевание. Стремление сделать эффективно и красиво, чтобы можно было получить больше баллов. Обычно это связывают с сыном Гичина Фунакоши, Гиго Фунакоши. Вплоть до того, что говорят, что эти высокие удары ногами пришли в карате из муай-тай.

Из-за усечения техники в карате появилась работа на дистанции. Из-за того, что нужно было за несколько раундов подряд суметь продемонстрировать свою технику. Появился акцент на спортивной составляющей. На выносливости, на физических данных, на мускулатуре. Изначально в карате ты должен уметь им воспользоваться в любой момент, в любой ситуации: ночью, днём, устал ты, не выспался – не важно. Физика была в меньшей степени важна. Важна была правильность выполнения техники, чтобы победить. Здесь уже идёт спортивный поединок. Сейчас идёт уже разговор о том, чтобы карате стало олимпийским видом спорта.

М. Родин: Уже в 2020 г. официально станут.

А. Черкасов: Возможно, оно уже входит, да.

Опять же, это повлияло на технику ката. Она становилась всё более атлетичной. Низкие стойки, высокие удары. Нужно было продемонстрировать темп, скорость выполнения. При этом уже не была важна та реальная боевая техника, которая заложена в этих движениях.

М. Родин: Это больше такой самоценный балет.

А. Черкасов: Совершенно верно. Это как спортивная гимнастика.

С этого началось массовое движение по всему миру. Нужно сказать, что в Японии в этот момент было очень популярно европейское мышление. Т.е. они пытались модернизировать свою страну, Японию, внеся европейский подход. Это в том числе проявилось и в карате, именно европейские принципы: массовость, зрелищность. Вплоть до того, что принципы европейской физкультуры, гимнастики стали использоваться в карате. Когда в огромном зале стоит сто человек и по отсчёту делают одно и то же движение.

М. Родин: Получается, когда к нам в страну в конце 80-х-начале 90-х пришло карате, это уже не японское боевое искусство, как мы к этому относимся, а европеизированное нечто, какой-то симбиоз.

А. Черкасов: Да. Это был симбиоз окинавского карате, которое прошло трансформацию в Японии из необходимости быть массовым, доступным для молодёжи. Потом изменённое для того, чтобы быть доступным по всему миру, чтобы было интересным и зрелищным.

В своё время советские люди тоже внесли своё влияние в карате.

М. Родин: Самбо, я думаю?

А. Черкасов: Нет. Разумеется, самбо, которое на самом деле переделанное дзюдо. Я имею ввиду, что советское карате очень часто имело свою собственную физиономию. Оно часто не имело никакого отношения к реальному японскому карате. Т.е. люди посмотрели боевики и решили попробовать. Отсюда в советском карате акцент на высоких ударах ногами в прыжках. Это киношная техника. Но люди достигали действительно невероятных высот. Люди совершали какие-то невозможное вещи. Мне рассказывали, что для того, чтобы одним ударом пробить доспех, нужно подготовить кулак. Для этого надо резать костяшки и засыпать их солью. Таким образом формируется корка, которая позволит тебе пробивать. Другие разбивали кулаки под кости.

М. Родин: Одно из самых эффектных действий карате, я так понимаю, даже есть такой отдельный соревновательный элемент, когда ты пробиваешь куски льда, доски. Насколько это имеет отношение к настоящему окинавскому карате?

А. Черкасов: С моей точки зрения, это относится к окинавскому карате тем, что должна быть действительно очень хорошая физическая подготовка и именно акцентированность на ударе. Необходима каратешная подготовка. Но в реальности сами окинавцы вряд ли практиковали такое, они практиковали работу по макиваре.

М. Родин: Т.е. просто по обмотанному верёвкой шесту.

А. Черкасов: Да. Для того, чтобы подготовить суставы и руки для ударов по твёрдой мишени, человеческому телу.

Но, опять же, это попытка в спортивном карате вернуть достоверность техники, которая утрачена из-за спортивной составляющей. В спортивном карате произошло разделение: техника ката – это одно, а техника, которую мы используем в поединке – другое. Тут есть некоторый диссонанс, и люди пытались его каким-то образом разрешить.

М. Родин: И где-то нужно продемонстрировать, что ты можешь так ударить, что убьёшь одним ударом.

Поддержите «Родину слонов»:
https://www.patreon.com/rodinaslonov

Кнопка «Поддержать проект». Она находится под аватаркой группы. https://vk.com/rodinaslonov?w=app5727453_-98395516

Яндекс.Деньги https://money.yandex.ru/to/410018169879380

QIWI qiwi.com/p/79269876303

PayPal https://paypal.me/rodinaslonov


Об авторе: Михаил Родин

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности