04.08.2020      126      0
 

РС 137 Царство змей


Сергей Вепрецкий в «Родине слонов»

Сколько календарей придумали майя, и почему 2012 год — это не конец света, а редкая юбилейная дата? Что современные исследователи знают о создании первого большого государства в Мезоамерике? И какова в этом роль царя по имени Свидетель Неба?

Младший научный сотрудник Мезоамериканского центра им. Ю. В. Кнорозова РГГУ Сергей Викторович Вепрецкий рассказывает о последних открытиях российских и иностранных учёных в изучении цивилизации майя.


Стенограмма эфира программы «Родина слонов» с младшим научным сотрудником Мезоамериканского центра им. Кнорозова РГГУ Сергеем Викторовичем Вепрецким.

М. Родин: Сегодня мы будем говорить о вещах, о которых вы, наверное, никогда ничего не слышали. Мы будем говорить о майя, о малоизученном народе. Мне кажется, сейчас в майянистике происходит процесс, который мне почему-то напоминает то, что происходило в европейской истории в XIX в., когда немецкие позитивисты, Моммзены, Дройзены, уселись и начали писать многотомные труды, чтобы создать внятное повествование истории: кто куда пришёл, откуда ушёл, кого убил, кого поработил, и по хронологии разложить и посмотреть, как это всё работает. И мне кажется, это очень круто, потому что про майя лет пятьдесят назад никто не знал практически ничего: были джунгли, были какие-то постройки, все знали, что-то там две тысячи лет творилось. А что там творилось – никто не знает.

Сергей Викторович – один из тех людей, которые сейчас пишут историю майя в прямом смысле слова. Как это вообще возможно? Народ вымер давно, мы про него ничего не знаем.

С. Вепрецкий: Конечно же, про майя много что знали, но знали на основании археологии, многих других источников, например, колониального периода. Также было известно, что они создали большое количество иероглифических текстов. В основном они вырезаны на камне, хотя были написанные и на керамике, и так далее.

И этот всплеск, момент создания истории, связан с тем, что люди научились читать эти иероглифические надписи. Это случилось благодаря советскому исследователю Юрию Валентиновичу Кнорозову, который в 50-е гг. сделал первый верный шаг в дешифровке письма майя. Он смог определить, по какому принципу эта система функционирует. И даже в своей первой знаменитой работе он говорит: «Дальнейший вопрос о дешифровке уже не стоит». Дальше нужно разрабатывать филологию и грамматику самого языка майя и рассматривать письмо.

Наконец-то мы смогли прочитать эти тексты. Нельзя не отметить, что раньше люди сталкивались с такой проблемой, что они научились понимать хронологию этих текстов, понимать, какие даты там записаны до того, как научились читать. Определённая логика здесь есть, хотя бы даже потому, что цифры в иероглифических текстах определить довольно легко: видно, что эти повторяющиеся палочки и точечки, скорее всего, связаны с номерами. Плюс были другие источники, которые это подтверждают.

Поэтому, отвечая на ваш вопрос, да, когда иероглифические надписи начали наконец для нас говорить, мы можем о них спорить, можем спорить о грамматических формах, о том, какой здесь тот или иной иероглиф. Продолжается процесс прочтения многих ранее неизвестных знаков, и мы тоже в этом принимаем активное участие. И, конечно же, всё ещё впереди. Но сейчас мы наконец-то можем понять, кто, когда, и в некотором смысле даже почему.

М. Родин: Но, насколько я понимаю, есть ещё очень важный этап работ, который ещё не закончился, это то, чем занимается ваш проект: нужно ездить, собирать надписи по джунглям, фотографировать, зарисовывать, по музеям отовсюду со всего мира собирать. Чтобы потом из этих пазлов собирать историю.

С. Вепрецкий: Да. Многие могли слышать наш эфир про археологическую экспедицию, которая произошла в этом году в Гватемале. Нельзя не сказать, что это произошло исключительно благодаря компании «Энерготранспроект» и фонду «Таволга», хотелось бы сказать особую благодарность лично Василию Васильевичу Новикову и Анне Сергеевне Мироновой, которые очень много нам в этом помогли.

Так или иначе, наш проект сконцентрирован не на археологии. Те, кто слушали эфир, могли понять, что это был первый археологический проект, а вообще с 2013 г. мы ездим и документируем эти надписи. И документация заключается в том, что мы эти надписи перефотографируем. Что такое надпись? Это монумент, в котором иероглифы были вырезаны. Он объёмный. Именно поэтому, если этот объёмный, рельефный текст сфотографировать с разным светом, мы используем в данном случае вспышку, делать разную глубину теней, и т.д., то даже очень плохо сохранившиеся надписи начинают говорить. Начиная с 2013 г., когда мы начали работать, мы уже много чего поправили в этой самой истории.

М. Родин: С каким кругом источников вы работаете? Что это за надписи, как они выглядят?

С. Вепрецкий: Прежде всего это монументы, которые разного рода правители устанавливали в свою честь. Это в первую очередь стелы. Это огромный монумент, обелиск, на котором правитель мог изобразить себя. А по бокам и на спине этой стелы могли быть вырезаны тексты. В этих текстах он говорит, во-первых, в честь какого события он её устанавливает. В основном это были так называемые круглые даты. Условно говоря, праздники. Также он может сказать, когда он рождён, когда он стал царём, какие основные деяния он сделал, например, когда совершил успешный военный поход. Ещё очень важная информация, которую он о себе говорит – он упоминает своих отца и мать, свои титулы.

Помимо стел они также создавали панели, что-то, что вставляли в стены храма. Были иероглифические лестницы, т.е. текст писался прямо на лестнице. Текст мог быть написан на боку ступени, а мог быть вырезан так, чтобы надпись смотрела вверх.

Много различных типов монументальных надписей существует. Также надо сказать, что очень важное значение для нас имеют надписи на керамике. На сосудах очень часто было написано: «Сосуд для питья такого-то напитка, принадлежал такому-то человеку, которого звали так-то и у него были такие-то титулы». Мы понимаем, что если сосуд, который принадлежал конкретному человеку, был найден в каком-то царстве, о котором мы знаем, что это было не его царство, то, соответственно, этот человек подарил этот сосуд другому царю. Таким образом, устанавливаются какие-то политические связи.

К сожалению, многие из этих сосудов были найдены вне контекста, т.е. их просто разграбили и унесли из тех мест, где они изначально находились. Конечно, это нам мешает. Но, с другой стороны, мы о них хотя бы знаем.

М. Родин: Грабители мешают не только нашей археологии.

С. Вепрецкий: Грабители мешают всем и везде.

М. Родин: Есть ещё какие-то источники?

С. Вепрецкий: С учётом того, о чём мы сегодня будем говорить, наверное, это всё.

М. Родин: Мы сегодня вкратце хотим рассказать историю одного из самых больших и сильных царств майя за всю их историю. Называется оно Царство змей. Что нам помогало восстанавливать его историю? Я так понимаю, календарная проблема есть.

С. Вепрецкий: Совершенно верно. В надписях майя 50% будет составлять календарная информация. С одной стороны, это обидно, потому что хотелось бы больше каких-то подробностей. С другой стороны, эта календарная система была настолько хорошо разработана, что мы можем восстановить события вплоть до дня, а иногда и до времени суток. Мы можем сказать, что это произошло в ночь с такого-то дня на такой-то.

У них существовало несколько календарных систем. Одна из них была линейной, так называемый долгий счёт. Линейная система – это система, которая не подразумевает никаких повторов. В нашем случае это наши годы. Мы понимаем, что у нас сейчас 2018 г., и он никогда больше не повторится. Мы знаем, что был 2018 г. до н.э., но это другое. Вот у нас есть дата «ноль», в случае с григорианским календарём это рождение Христа, от неё ведётся счёт лет. Вот у майя тоже была своя дата «ноль». К сожалению, мы не можем сказать, что конкретно там произошло. Это было 13 августа 3114 г. до н.э., и оттуда древние майя считали дни. Поскольку это большое количество дней, то они для удобства дни складывали в месяцы, месяцы – в годы, годы в двадцатилетия, двадцатилетия в четырёхсотлетия. И эти пять понятий, которые я назвал, и являются основой этой системы, которая называется долгий счёт.

И конечно же, поскольку мы смогли привязать эту календарную систему к нашему календарю, теперь, если у нас есть эти пять цифр, первая из которых четырёхсотлетие, вторая двадцатилетие, потом годы, потом месяцы, потом дни, мы можем с точностью сказать, что это событие произошло в такой-то день. Дальше, конечно, можно спорить, по какой нашей системе это считать, по григорианскому, по юлианскому календарю, но мы прекрасно понимаем хотя бы какой это месяц. Но вообще в научных своих работах мы пишем конкретное число. Потому что иногда это очень важно. Если происходил какой-то военный поход, они могли в один день прийти сюда, в другой день прийти туда, а в третий прийти в третье место. И мы понимаем, что между этими местами один день пути, и это помогает нам в локализации конкретных мест.

Также они использовали другую календарную систему, так называемую циклическую дату. Это циклическая система, она похожа на наши числа месяцев внутри года и, например, дни недели. Она подразумевала соединение двух календарных циклов. Один из них состоял из 260 дней, а другой – из 365 дней. Соответственно, один был солнечный, а другой – не очень понятно, с чем связанный. Скорее всего, это было банальное соединение их тринадцатидневной недели с двадцатью днями по системе, которая называлась Цолькин. Соединение этих двух календарных систем создавало эту самую циклическую дату.

Для примера: если в григорианском календаре мы скажем, что событие произошло 1 сентября в субботу, мы не знаем, какой это точно год. Повториться это может раз в одиннадцать лет. А если мы находимся в високосном годе, то, соответственно, раз в 28 лет. Вот так функционирует наша система. Вот у майя система работала таким образом, что если мы видим циклическую дату, то она повторится через 52 года.

Мы счастливы, когда у нас есть дата по долгому счёту, потому что это абсолютная привязка, и не так счастливы, когда у нас датировка только по циклической дате, потому что там у нас есть варианты: это было 52 года туда, 52 года сюда. Иногда мы можем без проблем сказать, если у нас есть надпись, где сохранилась одна циклическая дата и имя царя, который что-то совершил, какой-то ритуал. И если тот же царь встречается в другой надписи и там есть дата по долгому счёту, соответственно, мы можем сказать, что это тот же самый царь и мы прекрасно понимаем, в какие 52 года эту циклическую дату поставить.

На этом календарная система древних майя, естественно, не ограничивается, поскольку там были и лунные календари, и календари, связанные с какими-то так называемыми огненными сериями, мы до сих пор пытаемся понять, с чем это всё вообще связано. Эти системы играют вспомогательную роль для историков. Это не позволяет понять конкретную дату, но иногда может сильно помочь в определении даты, которая написана в первых двух календарных системах.

М. Родин: И это всё приходится складывать между собой, искать параллели, определить одну точку, от неё считать другое. Примерно тот самый путь прошли историки Европы, когда греческие метрические системы, где в каждом городе была своя система летоисчисления, пытались сложить в единую хронологическую цепь и привязать к Египту, ещё куда-то.

С. Вепрецкий: Это да. Но древние майя в этом смысле были хитрее. Когда я этим начал заниматься, я это воспринимал как большую загадку. Иногда складывалось впечатление, что они специально её нам задавали, давая очень много подсказок. Дело в том, что они придумали такую вещь, как интервальное число. Они не просто писали, в какую конкретную дату произошло конкретное событие, а они, если хотели сказать о другом событии, писали, сколько между этими двумя датами прошло времени.

М. Родин: Очень удобно для нас, действительно.

С. Вепрецкий: Совершенно справедливо. Иногда, например, у нас есть два события. Допустим, дата первого не сохранилась: текст сбит. Но у нас есть интервальное число и второе событие. Интервальное число нам сообщает, сколько дней, месяцев, лет, иногда двадцатилетий, прошло от события А до события В. Таким образом, хронология настолько сильно разработана, что мы зачастую банально знаем когда, но не знаем что. Потому что когда текст очень сильно повреждён, остались только какие-то очертания иероглифов, то намного проще реконструировать хронологию. Мы понимаем, что такой-то иероглиф относится к циклической дате, вот интервальное число. Мы прокручиваем разные варианты, у нас есть специальная программа, которая позволяет нам эти даты считать. Мы восстанавливаем хронологию и понимаем: дата 1, интервальное число такое-то, дата 2, они соединяются. Интервальное число позволяет проверить, насколько эти даты были правильно определены, посчитаны и записаны. А событие никак не реконструируется. Мы понимаем, что после даты должен идти глагол, а сам глагол не видим. Если дата круглая…

Давайте объясню, что такое круглая дата для древних майя. Дело в том, что эти пять понятий из долгого счёта, четырёхсотлетие, двадцатилетие, годы, месяцы, дни, в текстах выглядят как пять цифр. И если последние две цифры это ноль, т.е. 0 месяцев 0 дней, это значит, закончился год. Не то, чтобы они каждый год отмечали, но для них были важны юбилейные даты. Когда прошло пять лет – это хорошо. Когда прошло десять лет – тоже хорошо. Если двадцать лет прошло, то это событие в жизни. Соответственно, человек переживает за свою жизнь смену нескольких двадцатилетий. Если при твоей жизни произошла смена четырёхсотлетия, то ты счастливый человек.

И тут нельзя не сказать про проблему 2012 года. Мы, на самом деле, очень счастливые люди, потому что пережили его. Что это было? Конечно, никакого апокалипсиса, я думаю, все это и так уже поняли. Это была смена цикла, который состоял из 5200 лет. То есть это то, чего не переживал древний майя классического периода, потому что в прошлый раз это случилось в 3114 г. до н.э. То есть на самом деле это была очень-очень крутая круглая дата.

М. Родин: Ваша работа состоит в том, что вы восстанавливаете политическую историю одного из царств, Царства змей. Что это такое? Как это вписать в историю майя? Нужно сказать, что майя никогда не были одной империей. Было сообщество городов-государств, объединённых одной культурой. Какое место среди них занимает Царство змей?

С. Вепрецкий: Давайте сначала скажем пару слов о том, почему мы его называем «Царство змей». Мы не просто так говорим, это не кличка, которые мы частенько можем давать политическим образованиям. Так оно действительно называлось на языке древних майя. Оно называлось Кануль. Надо сказать, что это не царство змей, а место, где было много змей. Слово «Кануль» так и переводится с языка майя. «Царство змей» и в западной литературе очень популярно, «Snake kingdom» его очень часто называют. В научных статьях мы стараемся этого избегать, конечно, просто говорим «царство Кануль».

Надо сказать, что оно было одно из двух самых крутых политических образований на территории майя. Вы совершенно правильно отметили, что древние майя никогда не создавали единого государства. У них было очень много городков-государств, которые иногда объединялись в союзы, иногда вообще соединялись друг с другом, иногда были подвластны какому-то более сильному царству. Так вот, царство Кануль было одним из двух самых могущественных царств за всю историю майя. А второе, как ни странно, это Тикаль.

В данном случае нельзя не отметить иронию судьбы: дело в том, что с 2013 г. наша экспедиция работает как раз именно в Тикале. Тикаль – это название именно археологического памятника, не древнее. В древности сам город назывался Йаш-Кукуль, или, как на Западе говорят, Йаш-Мутуль. Соответственно, царство называлось просто Кукуль, и Тикаль был его столицей. Дело в том, что я работаю там, но диссертацию пишу про Кануль, главных их врагов. Непатриотично получилось. Но в данном случае вмешались обстоятельства, потому что в столице Канульского царства Калакмуле, она находится на территории Мексики в штате Кампече, я работать не могу. А вот в Тикале я могу работать. В одном случае дали разрешение, в другом – не дали. Но я искренне полагаю, что врага нужно знать изнутри.

М. Родин: Насколько я понимаю, по размерам в эпоху своего максимального расцвета Кануль был достаточно большой империей, как если бы все древнегреческие полисы объединились.

С. Вепрецкий: Я бы, наверное, так не сказал. Всё таки чуть-чуть поменьше. Вы упомянули слово империя. Этот вопрос до сих пор стоит, насколько справедливо мы можем так называть. Он действительно до сих пор актуальный, потому что Беляев предположил в своей диссертации, что максимальный уровень развития государства был так называемая «держава». Это признак ещё раннего государства, потому что империя – признак зрелого государства. И Кануль – это была такая держава, у которой был мощный центр самого царства Кануль, у которого есть верховный правитель, и под его влиянием находятся другие царства, которые не теряют своей в определённой степени автономии.

М. Родин: Вассальные государства.

С. Вепрецкий: Совершенно верно. Он оброс довольно многими вассальными государствами, но не таким большим количеством, как «все греческие полисы».

М. Родин: Что конкретно мы знаем о начале этого государства?

С. Вепрецкий: Нельзя не отметить, что источники именно по истории Царства змей очень специфичны. Например, в Тикале существовала очень полезная для историков вещь: порядковый номер правителя от основателя династии, который упоминался в надписях. Так и было сказано: «Он – девятнадцатый наследник Яш-Эб-Шока», как звали основателя династии Тикаля. И это, конечно, нам очень помогает. У Кануля такого не было. Более того, до сих пор существует проблема, которую мы не можем решить: это надписи, которые происходят непосредственно из столиц этого государства. Я говорю «столиц», потому что их было как минимум две, по крайней мере точно мы знаем про две. Это городище Цибанче в более раннюю историю и городище Калакмуль в более позднюю.

Поэтому сейчас, чтобы понять, с чего эта история начиналась, мы переместимся в городище Цибанче, откуда надписей происходит совсем не так много. Например, там нет больших стел, где были бы изображения правителя, не было длинных текстов, которые мы бы ожидали для государства такого уровня. Но есть иероглифическая лестница, она довольно ранняя. До сих пор мы спорим, к какому именно периоду она относится. Я предполагаю, что это конец V в. и самое начало VI в. Есть версии про более ранние даты, про более поздние нету.

Что это такое? Был такой правитель, его звали Йукно’м Ч’еен, который совершил ряд военных походов. Их было как минимум 16. Потому что эти надписи очень коротенькие. Там в некоторых случаях написана циклическая дата, соответственно, непонятно, куда её приткнуть. Надпись очень плохо сохранилась и ещё плохо задокументирована. Мы обладаем очень маленьким количеством фотографий и съездить в Мексику и всё передокументировать пока не можем. И там казано: «Был захвачен такой-то человек». Иногда встречаются его титулы. В некоторых случаях, и это очень важно для нас, было сказано, какой это пленник по счёту вот этого самого Йукно’м Ч’еена. И поскольку там упоминается шестнадцатый пленник, мы понимаем, что их там было как минимум 16. У нас там ещё есть, если не ошибаюсь, второй, двенадцатый, восьмой.

М. Родин: Под пленником, я так понимаю, подразумевается не один какой-то человек, а правитель какого-то государства.

С. Вепрецкий: Совершенно верно. Он мог быть либо правителем, либо очень статусным человеком. Конечно, когда мы говорим про 16 пленников, это не значит, что он совершил один военный поход и 16 человек захватил. Нет, это было 16 военных походов и в плен был взят кто-то знатный, возможно даже сам правитель, либо военачальник. К сожалению, из-за плохой сохранности этих надписей, мы не везде можем говорить, куда он ходил. Мы не понимаем, что это за титулы и имена. Мы их не встречаем в других надписях. С датировкой тоже большая проблема. Рядом с этими надписями эти пленники, собственно, изображены. Они связаны, скрючены.

Такая вот иероглифическая лестница. Вот куда её поставить – было не понятно. Предполагалось, что, скорее всего, где-то конец V века. Вторая половина V века это военный поход. Что мы знаем наверняка? Скорее всего, именно с этого момента царство Кануль начинает быть мощной политической силой в области майя.

М. Родин: То есть этот первый правитель задавил всю округу в ходе этих шестнадцати походов.

С. Вепрецкий: Как минимум задавил всю округу, и возможно даже вышел на уровень противостояния с другими государствами. Вне зависимости от того, когда это всё произошло, мы понимаем, что с этого всё началось. Конечно, может быть, какое-то время было затишье. Если это была не вторая половина V века, а первая половина V века, пол века мы не знаем, что происходило. Мы не знаем ни одного правителя.

Следующий известный нам правитель появляется в начале VI века. Но тут уже, это тоже очень любопытная ситуация, он всегда встречается в надписях других государств. И, чтобы понять масштаб, о нём есть всего четыре упоминания. В одном случае он свою дочку выдал замуж за одного правителя маленького княжества, что было важным политическим шагом. Это ведь было не просто свадебное сообщение, это, естественно, политический союз.

В другом случае по его повелению правитель царства Саиль с центром в городище Наранхо, судя по всему, восходит на престол. Почему «судя по всему», потому что глагол там сбит, но вся логика повествования, дата не круглая, значит, это не какой-то ритуал, говорит о том, что он взошёл на трон. И это самое раннее упоминание, когда кто-то восходит на трон по повелению кого-то. Это естественно означает, что правитель А, взошедший на трон, является вассалом правителя В, который повелел.

Потом этот самый правитель Кануля, о котором мы сейчас говорим, его звали Туун К’аб Хиш, упоминается сильно далеко от своего царства, на западе, в городище Яшчилан. Там сказано, что его военачальник был пленником царя Яшчилана. Это значит, а расстояние между ними большое, он нос туда сунул тоже, но проиграл. И четвёртое упоминание тоже в Наранхо, оно тоже связано с этим царём, который взошёл на престол по его повелению.

То есть мы о нём практически ничего не знаем. Мы не знаем, когда он воссел на престол, когда он умер. Основной титул у майя был «священный царь такого-то царства». Он был священным царём Кануль. И всё. Но мы понимаем, поскольку он упоминается не у себя дома, а где-то в далёких царствах, это уже был довольно могущественный правитель. Почему он не оставил о себе каких-то надписей в столице своего царства – не понятно. Но я подозреваю, что мы не можем говорить «не оставил», мы их просто пока не нашли.

М. Родин: В любом случае это говорит о величии человека, потому что одно дело писать про себя любимого в маленьком своём бложике, а другое дело, когда про тебя пишет мировая пресса.

С. Вепрецкий: Конечно. В данном случае не понятно, почему если о тебе пишет мировая пресса не добавить свой личный бложик.

М. Родин: Мы видим уже двух правителей. Первый, который задавил всю округу, мы знаем про его 16 походов, который, видимо, был родоначальником этого государства. Потом мы видим второго, который уже упоминается в других государствах, мы видим, как его влияние расширяется. Сколько времени между ними прошло?

С. Вепрецкий: Мы не можем сказать, потому что мы не знаем времени правления первого. Я думаю, что если мы берём Йукно’м Ч’еена, первого правителя, начало его походов будет датироваться примерно 70-ми годами V в. И первое упоминание Туун К’аб Хиша, второго правителя, это 520 г. То есть он воцарился где-то за пять лет до этого, условно.

М. Родин: То есть у нас в Европе в это время уже развалилась Римская империя и начинаются варварские королевства.

С. Вепрецкий: Да. А у них в это время образуется большое государство. А дальше история крайне интересна. Ещё буквально года три назад, если бы я сидел здесь в эфире, я бы вам рассказывал про другого правителя, который был самым могущественным в VI веке. Его, скорее всего, звали Йукно’м-Хут-Чан, в западной литературе он фигурирует, как «Sky Witness», то есть «Свидетель Неба». У них есть такая традиция: когда они ещё не умели читать, они им давали никнеймы по тому, что они видят. Есть, например, «Курящие Лягушки», или мне очень нравится «Антенна II», или знаменитый царь Паленке «Каспер», иероглиф которого похож на маленькое привидение Каспера. Это западная традиция. Так вот, его назвали так потому, что мы видим, что там есть иероглиф глаза, иероглиф неба, и ещё что-то, они там понамешаны друг с другом. Но предварительно сейчас мы можем его называть Йукно’м-Хут-Чан.

Какая там происходит история? Мы знаем, что в 561 г. он повелевает воцарение одного человека из царства Бука. Опять кого-то вассального посадил на престол. Мы не знаем, какие между ними были родственные связи, потому что был бы личный «бложик», там было бы написано, скорее всего, кто чей сын, кто чей брат и так далее, как в других царствах происходит. А вот у нас, к сожалению, такого нет.

Потом у нас есть огромная надпись, которая происходит из городища в государстве Белиз. Городище называется Караколь. Они там создали большой алтарь, на алтарях, кстати, тоже писали, и на этом алтаре большой текст. Но очень плохо сохранившийся. Половина текста уничтожена полностью, другая половина сильно потёрта, но текст супер важный. Потому что там рассказано о том самом знаменитом столкновении между Тикалем и Канулем. Тикаль до этого – стопроцентный гегемон мира майя. И этот дерзкий Кануль, который непонятно откуда выпрыгнул, вмешивается в это. И на этом алтаре написано, что в 562 г. произошла война, в которой проиграл царь Тикаля. А дальше идут два блока, от которых сохранилось процентов двадцать.

Чтобы вы понимали: иероглиф вмещается в такой квадратик, условно. И от этого квадратика сохранилась только самая верхняя полосочка. Дело в том, что один из элементов, который мы можем увидеть – маленький кусочек завитка в одном из блоков. И британский исследователь Саймон Мартин в 2005 г. был первым, кто предположил, что это тот самый завиточек, который встречается в иероглифе глаза, о котором я уже упомянул. То есть в одном из именных иероглифов «Sky Witness». И на тот момент это было гениальное предположение, потому что он показал, какие бывают иероглифы глаз, он показал, где такие завиточки ещё встречаются. И это было очень логично, потому что мы видим, что годом ранее этот самый «Sky Witness» упомянут в другом месте.

Второй иероглифический блок был его титул, и всё. На этом мы были счастливы. Мы, соответственно, говорим: «Sky Witness», знаменитый, победивший Тикаль. Всё очень здорово. Пока не происходит примерно следующее. В это, надо сказать, вмешались находки последних лет. Для начала, была обнаружена одна стела в городе Наранхо. Стелу эту установил тот самый правитель Наранхо, который воссел по повелению Туун К’аб Хиша. Я не буду больше заваливать именами, это второй правитель из тех, о ком мы говорим.

На монументе написано, что он совершил один ритуал, «и это повелели…» И после этого идёт список из четырёх правителей Кануля. Дело в том, что царь Наранхо, который поставил эту стелу, очень долго правил. Мы не знаем точно, но порядка почти 70 лет. То есть он упоминает всех царей Кануля, чьим вассалом он был. То есть явно стелу он ставит уже под конец своего царствования, и он упоминает всех четырёх правителей. Есть разные точки зрения: что это раннее событие и они там в виде детей присутствовали, но мне это не нравится. Мне нравится идея о том, что он это сделал как дань своим сюзеренам. Там чётко сказано: четыре стоящих по порядку царя Кануля. Там есть правитель №2, о котором мы говорили, правитель №3, о котором я только что сказал: вот этот «Sky Witness», ещё один более поздний. И между правителем №2 и №3 стоит ещё одно имя. И мы понимаем, что мы кого-то потеряли.

И вот недавно мы его нашли. «Мы» – это громко сказано, сделал это всё тот же самый Саймон Мартин и Дмитрий Дмитриевич Беляев. Хотя я бы, конечно, Дмитрия Дмитриевича поставил на первое место, не только потому, что он мой научный руководитель. Я слышал его аргументацию здесь и он написал об этом Саймону Мартину, который сказал, что это кореллируется с некоторыми его ранними идеями.

Дело в том, что да: был обнаружен правитель. Произошло это буквально благодаря случайному стечению обстоятельств. Есть такая надпись на косточке. Там сказано, что это косточка, которая принадлежала такой-то женщине, она была дочерью царя. И у него две части имени. И одна из этих частей совпадает с тем, что мы видим на стеле, на которой написана только одна часть имени. А первая часть имени встречается в нескольких других источниках. И тут, когда мы понимаем, что это одно и то же, что это царь Кануля¸ мы начали его вылавливать. Потому что не везде было сказано, что он царь Кануля.

Дело в том, что его имя, которое пока мы условно называем К’ахк’-Ти’-Ч’ич’, где «К’ахк’» означает «огонь». И иероглиф огня имеет абсолютно такой же завиток.

М. Родин: Так получаемся, что это он Тикаль побил?

С. Вепрецкий: В этом вся прелесть. Первым эту точку зрения выдвинул Дмитрий Дмитриевич, на что я ему сказал: «Извините, но у нас годом ранее «Sky Witness» уже фигурирует». Поэтому мы отмели это. Но потом я посмотрел на этот алтарь более внимательным взглядом, взял не прорисовку его, а кальку. Я увидел, что чуть позже, после этой войны, но буквально в том же предложении, которое очень плохо понятно, но в конце этого предложения вне всякого сомнения стоит имя К’ахк’-Ти’-Ч’ич’а. Я взял оттуда этот иероглиф огня, вырезал его, в фотошопе сравнил его с этим завитком и они совпали. Я об этом написал в том числе Саймону Мартину, и он сказал, что да, скорее всего, так и есть. И это создаёт большое количество проблем.

Во-первых, «Sky Witness» уже не является самым мощным правителем, покорителем Тикаля. Во-вторых, о К’ахк’-Ти’-Ч’ич’е стало узнаваться всё больше и больше подробностей. В Цибанче, первой столице Кануля, была найдена деревянная притолока. То есть текст, который был в виде притолоки, и он был сделан из дерева. И там было сказано про воцарение кого-то, имя не было упомянуто, но воцарение было описано особым случаем. В нём употреблялся самый мощный титул, который может употребляться на территории майя, мы условно можем его назвать «царь царей». Это очень условно, это не перевод. Звучит он как «каланте».

Так вот, кто-то воссел, как каланте. И долго было непонятно, кто это. Раньше считалось, что это, возможно, тот самый «Sky Witness», а теперь мы понимаем, что это всё тот же К’ахк’-Ти’-Ч’ич’. И он по факту первый за всю историю майя восседает как каланте. И мы понимаем, что если Йукно’м Ч’еен, правитель №1, всю эту историю заварил, Туун К’аб Хиш, правитель №2, эту историю продолжил, то сразу после него идёт человек, который этой истории придал наконец свою форму. То есть он себя позиционирует как супер-царь. И он громит Тикаль, сейчас практически сомнений в этом нет, он повелевает воцарение в другом царстве. Буквально пару лет назад выпрыгнул новый правитель Кануля, который вдруг стал самым крутым.

М. Родин: Причём за всю историю майя, получается.

С. Вепрецкий: Это не правда. Не за всю историю майя, но в V в. точно.

М. Родин: Царство Кануль захватило огромную территорию по майянским масштабам, по площади примерно как Балканы. И примерно в 650 г. достигло своего расцвета. Что мы должны знать про это государство?

С. Вепрецкий: То, что я рассказал, это была ранняя история, которая была интересной, но мы должны знать, что это государство действительно в VII в. задавало тон. Конечно, я много чего интересного не рассказал. Вкратце могу рассказать, что у них на рубеже VI-VII в. произошла гражданская война, о чём тоже сейчас пока написаны только статьи, это стало известно буквально только что. Гражданская война произошла, судя по всему, из-за того, что этот император К’ахк’-Ти’-Ч’ич’ создал, потому что раз этот «Sky Witness» упоминался ранее, то у них на самом деле было параллельное правление. Видимо, один старший, другой – младший, и они правили одновременно. Я думаю, форма государства, которую создал К’ахк’-Ти’-Ч’ич’, развивалась при его потомках до рубежа VI-VII в., могла привести в итоге к созданию империи, если бы они не передрались. А они передрались.

Именно поэтому в 636 г. воцаряется самый знаменитый правитель, Йукно’м Ч’еен II, который всю эту историю отменяет. Он полностью на себе концентрирует всю власть, он базируется уже не на своих родственниках, он создаёт новую систему. Причём систему, привычную нам, потому что предыдущая система совершенно не характерна для древних майя. Старая система напоминала феодальное государство, а этот концентрирует всю власть на себе. Он опирается на подвластных царей, не давит их автономию, они продолжают поклоняться своим богам, называть себя священными царями. И правит он не много не мало с 636 г. по 686 г. Это и есть расцвет.

К сожалению, его сын немножечко всё это похерил, потому что проиграл всё тому же Тикалю.

М. Родин: А когда это царство прекратило своё существование? Что мы можем сказать о его конце?

С. Вепрецкий: Мы не можем ничего конкретно сказать о его конце. Мы можем сказать, что в VIII в. постепенно становится всё меньше и меньше упоминаний. Появляются какие-то правители, которые называют себя царями Кануля. Иногда они называют себя царями Чикнаба. Чикнаб – это так назывался Калакмуль, вторая столица, куда Йукно’м Ч’еен IIперевёз свой двор после гражданской войны, это как раз был символ нового царства. А царь Чикнаба звучит уже не так круто, как царь Кануля. В общем, в VIII в. это всё гаснет. Оно ещё существует, тлеет, но нам уже ничего не сообщается, монументы никакие не создаются.

М. Родин: Но тем не менее, мы можем рассказать об истории этого государства от начала до конца. Опуская некоторые подробности, мы знаем всю его политическую историю: как оно возникло, какие там были перипетии, как оно развивалось и как оно затухло.

С. Вепрецкий: Мы более-менее можем говорить. То есть мы можем предполагать.

М. Родин: А ещё десять лет назад, я так подозреваю, мы этого вообще не могли.

С. Вепрецкий: Десять лет назад уже что-то могли, конечно, сказать. Даже много могли сказать. Но, во-первых, сейчас находят новые надписи, а во-вторых эти надписи всё лучше и лучше исследованы.

Поддержите «Родину слонов»:
https://www.patreon.com/rodinaslonov

Кнопка «Поддержать проект». Она находится под аватаркой группы. https://vk.com/rodinaslonov?w=app5727453_-98395516

Яндекс.Деньги https://money.yandex.ru/to/410018169879380

QIWI qiwi.com/p/79269876303

PayPal https://paypal.me/rodinaslonov


Об авторе: Михаил Родин

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности