31.07.2020      134      0
 

РС 262 Как прокормить Древний Рим?


Мария Кириллова в «Родине слонов»

Почему в эпоху Ранней Республики спасать сограждан от голода за свой счёт было опасно для жизни? Был ли рабский труд рентабельнее наёмного? Когда и зачем Рим стал бесплатно раздавать хлеб своим гражданам?

Говорим о том, как Рим решал проблему пропитания своего огромного населения, с кандидатом исторических наук, сотрудником Отдела сравнительного изучения древних цивилизаций ИВИ РАН Марией Николаевной Кирилловой.


Стенограмма эфира программы «Родина слонов» с кандидатом исторических наук, сотрудником Отдела сравнительного изучения древних цивилизаций ИВИ РАН Марией Николаевной Кирилловой.

М. Родин: «Хлеба и зрелищ» – все знают, что именно об этом беспокойно мечтал римский народ. Эту фразу про Древний Рим знают даже те, кто не знает её автора, сатирика Ювенала. Мы все примерно представляем, как у них всё было устроено. Есть император, есть огромный Колизей, там устраивают бесконечные зрелища. Древнеримский народ – это люди, которые не работают, только сидят в Колизее и развлекаются. А им раскидывают этот самый хлеб. Как всё было на самом деле устроено в Древнем Риме и как можно было накормить этот огромный мегаполис того времени, да и вообще всю Италию – об этом мы сегодня будем говорить. О зрелищах говорят часто, о хлебе – не так часто. Сегодня мы поговорим о хлебе.

Я хотел начать с этого стереотипа о Древнем Риме, о хлебе и зрелищах, и хлебе, который бесплатно раздают гражданам. Правильно ли я понимаю, что это достаточно поздняя вообще история, и мы не говорим о том, что так было всегда и везде?

М. Кириллова: Нет, естественно, эта история известная, но поздняя, и раздавали хлеб бесплатно гражданам, но не всем. Уже пошли уточнения в ту картину, которую нам рисует Ювенал. Давайте, может, даже немножко вспомним эту 10-ю сатиру. Она, наверное, самая известная. Он презирает толпу, которой нужно только хлеба и зрелищ. А сам он нам советует другую вещь: здоровое тело и здоровый дух. Из этой же сатиры другое известное крылатое выражение. 10-я сатира – это конец 120-х гг. н.э. Т.е. это уже хороший императорский Рим. И естественно, так было, как вы сказали, не всегда.

Одна из проблем, и это то, что делает эту тему интересной, это эволюция хлебных раздач, почему они вообще взялись. Это та проблема, которая очень актуальна, проблема снабжения большого города. Мы с ней могли столкнуться даже в начале этой коронавирусной эпидемии, когда все пошли проверять, а есть ли в магазинах ещё гречка. Власти уверяли, что всё ещё есть, крупные сети уверяли, что всё под контролем.

Вот кто занимался этим в Риме, когда такая служба появилась и почему? Ведь Рим начинается как полис. Это слово греческое, мы его привыкли использовать по отношению к греческим городам. Это особая форма города, и сразу со школьной скамьи хочется дополнить «-государства». Естественно, с одной стороны это упрощение, с другой – в этом есть большой смысл, который привлекал к себе внимание ещё в античности. Пожалуй, Аристотель наиболее подробно попытался этот феномен античной цивилизации раскрыть, рассказывая нам, каким должен быть античный город. И одно из свойств античного города – это самодостаточность. Он должен сам себя кормить. И каждый гражданин в нём – земледелец, который кормит себя сам. Всякая торговля, а тем более международная – это очень плохо. Ни о каких хлебных раздачах в этой системе, придуманной Аристотелем, и которая действительно какое-то время для Рима была актуальна, речи не идёт и идти не может.

Поэтому, когда в I в. н.э. толпа встречает на форуме императора Клавдия, закидывает его огрызками от булок и упрекает, что хлеб им не такой, он от них еле спасается во дворце и прилагает все усилия, чтобы эту проблему с поставками хлеба ликвидировать, чтобы больше таким стрессам не подвергаться – это уже совершенно другой Рим. И то, что делает проблему хлебных раздач актуальной – это тот период эволюции, как из маленького города, где каждый сам себя обеспечивал, где всё было так просто и понятно, дошли к этой государственной системе, которая сложилась уже в эпоху Империи. Где есть чиновник, префект анноны, который отвечает за поставки хлеба, за то, какой хлеб поставляют, не испортится ли он при хранении, как его раздают.

Вы сказали, что его раздавали всем гражданам. Всё было не так радужно. Для эпохи Империи это где-то 200 тысяч беднейшего плебса. Для Рима это не так мало. Все эти граждане были организованы в группы, и каждая группа в определённый день приходила к нужному окошку, показывала своё «удостоверение», протягивала тессеру, её забирали, выдавали хлеб.

Кстати, сколько выдавали хлеба – это тоже интересно. Цифра хлеба – это то, что постоянно. То, что впервые появляется в I в. до н. э. и примерно всё имперское время количество хлеба на человека одинаково: 5 модиев. Модий – это половина амфоры. По весу 5 модиев – это 33,5 кг. На месяц.

М. Родин: Это немало.

М. Кириллова: Это немало. Это многовато на одного человека, но недостаточно на семью. Семья возникает потому, что обычно наши авторы говорят об отцах семейств, о взрослом мужчине, который не справляется, вот ему обеспечивают эти 5 модиев. Но на семью их, скорее всего, не хватит. Даже если учитывать, что питаются они не только хлебом.

Хлеб, конечно, основа рациона. Это в основном пшеничный хлеб. Но пшеница бывает разных видов. То, что она бывает разных видов, знали сами римляне. Например, Плиний в «Естественной истории» описывает разные виды пшеницы. Самая лучшая у него, конечно, растёт в Италии. Самая-самая белая, самая лучшая. Все остальные виды пшеницы, известные ему, тоже годятся.

Помимо хлеба можно есть много что: оливки, бобы, морковь, мясо, молоко. Но важно обеспечить город именно доступным хлебом. Проблема обеспечить большой город доступным хлебом очень важная. Даже если мы с вами проведём такую близкую с нами параллель, 1917 г., Петроград, отсутствие доступного хлеба, как считают специалисты по этому периоду, во многом спровоцировало дальнейшие события. Организация подвоза доступного хлеба в Петроград была плохой. А римляне должны были решить эту проблему гораздо раньше, и сравнительно успешно её решили.

В каких условиях, от хорошей ли жизни и когда эта проблема возникает? Здесь сведения разнятся. Связано это с демографией и с ростом населения Рима. О нехватке продовольствия в Риме сообщают авторы для Ранней Республики, от начала Республики вплоть до 380-х гг. до н.э. Т.е. это период, когда Рим победил Вейи. Потом они внезапно про эту проблему больше не вспоминают.

М. Родин: А как тогда вообще было устроено хозяйство? Мы говорим о том, что это полис. Там каждый свободный гражданин – владелец какого-то куска земли, который его кормит. Правильно ли я понимаю, что по логике изначально любой гражданин Рима – это земледелец, у которого свой участок и он с него кормится?

М. Кириллова: Да, совершенно верно. Любой гражданин Рима – земледелец, он обеспечивает себя сам. И это то, к чему стремились и в эпоху Поздней Республики более богатые аристократы. Т.е. у кого земли было достаточно, чтобы себя по прежнему обеспечивать, и помимо себя всю свою большую фамилию и иногда помогать клиентам – они стремились это всё выполнять. И это то, что будет заставлять их инвестировать в землю. Когда у них уже будут деньги на другие предприятия, они всё равно будут выбирать землю. Потому что если ты землевладелец, если у тебя всего много, значит это правильно. Вообще, в сельском хозяйстве в античном мире задействовано где-то 80% населения, по подсчётам. Мера эта скорее вынужденная, потому что несовершенство сельскохозяйственной техники и прочее заставляет им заниматься.

Большая часть того, что на территории Республики и Империи произрастало, потреблялось в непосредственной близости. Поэтому Рим в основном кормит провинция. До того, как возникнут провинции, мы ещё вернёмся.

Первые наши сведения о том, что случается в Риме голод, V-IV в., и где-то 14 случаев. В общем, не так мало.

М. Родин: С чем это связано?

М. Кириллова: Тут могут быть разные интерпретации. Некоторые считают, что Рим уже в это время начал сильно перерастать населением.

Один рассказ о голоде довольно подробный, поэтому заслуживает особого внимания. Во-первых, в этом рассказе употребляется термин более поздний, «префект анноны», и с точки зрения Ливия уже существовала какая-то магистратура, ответственная за провизию. Но эта магистратура не справлялась, поэтому частное лицо Спурий Мелий решил купить хлеб в соседней Этрурии (римляне обычно закупали хлеб у этрусков) и продать его народу за цену меньше, чем он купил. Ливий это всё очень осуждает, естественно. Потому что что пытается сделать этот человек? Естественно, заставить римлян продаться за зерно, продать свою свободу. Наверняка он хочет царской власти. Естественно, конец этого Мелия был очень ожидаем: его казнили\убили. Его потомки пытались немножко по-другому пересмотреть это дело, в итоге один из патрициев, замешанный в убийстве Мелия, всё-таки вынужден был уйти в изгнание.

Какие-то магистратуры, которые должны были заниматься этим вопросом, может быть и были. Но такие вполне ординарные. И вопрос на систематическое государственное регулирование, скорее всего, не вышел.

Что до того, что Мелий в итоге погиб – это обычная судьба очень инициативного и богатого человека в раннереспубликанском Риме. Достаточно вспомнить Спурия Кассия, которого принято считать автором первого аграрного закона. С ним тоже ничего хорошего в итоге не произошло. Потому что все такие меры, популярные у населения, воспринимались другими аристократами как попытка посягательства на царскую власть и всячески пресекались.

На самом деле вопрос аграрного закона я затронула здесь отчасти неслучайно. Потому что это то, что принято предпринимать в древнем мире, когда сама сельскохозяйственная округа истощается, а населения становится очень много: это выводить колонии и посылать туда часть населения. Это хорошая греческая практика, о которой мы все знаем. Много работ по греческой колонизации. Но практически нет работ на русском языке, и не так много на других языках, посвящённых римской колонизации.

М. Родин: Но Рим эту проблему решал немножко по-другому, насколько мы понимаем.

М. Кириллова: Да. Римляне вывели несколько колоний вместе с латинами в том числе. Но массовой колонизации он очень долго не будет проводить. Это, собственно, итог Поздней Республики. Для римлян колонии во многом были форпостами римского влияния. Они выдвигают их на побеждённые территории. Участки у них, как правило, очень небольшие. Т.е. это полувоенный пункт, пункт влияния в регионе. И то, массовое выведение колоний на полуостров – это II в., это уже изменившаяся ситуация.

После 380 г. долгое время в источниках молчание. Никаких свидетельств о голоде. Якобы там вообще ничего не происходит. Некоторые исследователи объясняют это тем, что Рим так здорово воюет и так далеко от своих территорий, что сельскохозяйственную округу никак не грабят, поэтому они сами себя обеспечивают. Конечно, это едва ли так. Скорее просто у авторов наших источников меняется фокус. Поэтому тут мы ничего конкретного сказать не можем. У них была за это время возможность потренироваться организовывать снабжение, решать проблему хлеба.

Во многом проблема снабжения возникает во время уже Пунических войн, потому что эти войны большие. Они происходят далеко от Рима. Чтобы выиграть эти войны, Риму пришлось изрядно постараться. И именно после Первой пунической войны у них появляется первая провинция – Сицилия.

М. Родин: Надо сказать, что армия у них состоит в этот момент из граждан, и каждому гражданину нужно кормить свою семью, пока он в походе, и т.д.

М. Кириллова: Естественно. Рим в это время тоже, видимо, снабжался, но это было то, что осталось от армии. Армия не съела – это можно отправить в город и дополнительно распределить. Сам Рим ещё не очень большой, поэтому не то, чтобы в этом была потребность. Вот потребность накормить армию, находящуюся далеко непосредственно от города, уже была.

У них появляется провинция Сицилия, которая потом будет очень важным поставщиком хлеба на протяжении всей Республики. На любую провинцию налагаются какие-то налоги. Сицилия платила натуральную повинность хлебом. И, скорее всего, римляне здесь ничего не меняли. Они взяли систему, которая существовала там до этого. Описывает её Цицерон. Вместе с первой провинцией внезапно появляется дополнительный источник пропитания. Появляются излишки, которые государственные. Можно подумать, как их использовать.

Время после Второй пунической войны – это время очень больших перемен. Это время перемен на полуострове, когда римляне начинают очень активно выводить колонии. Как некоторые помнят, во время Второй пунической войны их предали союзники, перешли на сторону пунийцев. Это всё римляне решили не забывать, и поактивнее участвовать в жизни других общин. До этого вмешательство скорее было чисто символическое.

После Второй пунической войны римляне не останавливаются в своих завоеваниях, они продолжают их довольно успешно. Именно с этими завоеваниями большинство античных авторов связывают те проблемы, которые Рим постигли потом. Это кризис, политические проблемы, и всё на свете. Потому что римляне очень сильно обогатились. Конечно, авторы указывают в основном на падение моральных качеств. Если раньше в почёте была скромность, были верны заветам дедов, не тратили никакой роскоши, то теперь элита обогащается. И это на самом деле действительно приводит к довольно важным последствиям.

С одной стороны, элиты обогащаются – усиливается политическая борьба. Потому что теперь каждый может на свои деньги построить какой-нибудь храм, или как-нибудь их эффектно вложить, чтобы вызвать симпатии со стороны сограждан. Теперь с этим не борются, это становится практически нормой. Что касается других инвестиций, то, конечно, ростовщичество – вещь популярная, но многие начинают вкладываться в сельское хозяйство.

И источником об этой товарной вилле является известное сочинение Катона «О сельском хозяйстве». Наверняка многие с ним сталкивались. Катон – фигура довольно известная, один из самых ранних писателей на латинском языке. По словам Плутарха, Катон говорил, что на самом деле от сельского хозяйства особо дохода-то не будет. Это для души.

Насколько были выгодны эти укрупнённые хозяйства, которые в советской науке принято было называть товарными виллами, потому что они связаны с рынком, производили на продажу оливковое масло, виноград, насколько они на самом деле были прибыльны, каковы были потребители этого винограда и кто там работал? Это на самом деле очень большая проблема, которая сейчас пересматривается. Судя по всему, Плутарх, когда передавал слова Катона о том, что не особенно это выгодно, был отчасти прав. Не то, чтобы эти сравнительно крупные по сравнению с тем, что было до этого, хозяйства действительно могли приносить какую-то серьёзную прибыль.

М. Родин: Но они тем не менее производили какой-то прибавочный продукт, который кормил не только население этой виллы. Т.е. какая-то централизация хозяйства происходит.

М. Кириллова: Очевидно, продукт был. Если его продавали, то в соседней округе. Попытки посчитать, сколько в Риме было народу, которому было это нужно, не очень удаются. Вообще, обо всём, что связано с экономикой и демографией, нам приходится говорить скорее о каких-то тенденциях или колебаниях, нежели о конкретных цифрах. И это недостаток сведений в первую очередь.

М. Родин: Во времена Катона ещё все граждане владели своей землёй, были земледельцами, или уже нет? Был ли класс людей, которых нужно снабжать хлебом? Не важно, за деньги или нет.

М. Кириллова: Скорее всего, этого класса во времена Катона ещё не было. Но скоро появится.

М. Родин: Т.е. в этот момент мы ещё говорим о земледельцах. Римлянин – это земледелец, человек, который сам себя может снабдить хлебом, у которого есть какое-то хозяйство, где работает его семья, рабы, клиенты, и т.д. И он пока самодостаточный.

М. Кириллова: Если он не земледелец, то он занят в каком-то ремесленном производстве, которое достаточно прибыльно. С этого он может что-то себе купить.

М. Родин: Что произошло дальше?

М. Кириллова: Дальше источники прерываются. Если о времени Катона мы говорим на основании сведений Катона достаточно подробно, то уже в конце II в. до н.э. произошёл кризис. Здесь очень хороший вопрос возникает перед исследователями: что случилось? Что произошло такого, что вызывает к действию реформы братьев Гракхов, которые толкают эту политическую систему и она дальше не приходит в себя примерно до того момента, когда Август пришёл к единоличной власти? Некоторые исследователи совсем стоят на идеалистических позициях и говорят, что не произошло ничего. Реформа, которую предлагает Тиберий Гракх – это попытка отыграть свои прошлые неудачи, она абсолютно не имеет под собой никакой экономической реальности, и вообще никак не связана с жизнью. Это такой популизм.

Но, скорее всего, определённые основания под собой деятельность Гракхов имела. И об этом нам косвенно свидетельствует то, что именно в этот период население Рима очень резко увеличивается.

М. Родин: Что по части земли предлагали Гракхи? Они хотели разделить новую землю на юге?

М. Кириллова: Не новую.

М. Родин: Плюс ещё хлеб продавать.

М. Кириллова: Тиберий Гракх известен предложением аграрного закона, выведением колоний для беднейших граждан. Откуда-то берутся беднейшие граждане. Откуда они взялись? Это тот момент, когда прерывается повествование Ливия, и потом через какое-то время начинается повествование Аппиана. Такая определённая дыра.

Как мы эту дыру заполняем и что мы для этого можем сделать? Во-первых, сооружение нового акведука в 144 г. до н.э. Очевидно, воды хватать перестало. Это Марциев акведук. Рост населения, который пытаются подсчитывать, скажем, в два раза. Меньше, чем за век. Я назову цифры, вы можете встретить разные другие. Но тут нужно понимать, что когда мы говорим о римской демографии, точных цифр нет. Невилл Морли для начала II в. до н.э. называет двести тысяч населения Рима, а для момента накануне реформ братьев Гракхов – около четырёхсот. Есть пятьсот. Некоторые даже пытаются доказать миллион. В общем, факт, что население Рима действительно растёт.

Откуда взялись все эти люди? Скорее всего, они приехали из той самой сельскохозяйственной округи. Негативным последствием того, что аристократы инвестировали в землю, была скупка этих самых земель, изменение цены на землю и отсутствие возможности дальше заниматься сельским хозяйством.

М. Родин: То есть, грубо говоря, римляне разделились на два слоя. Те, у кого есть земля, больше, чем им нужно, это уже товарные виллы, и безземельные, которым не с чего кормиться.

М. Кириллова: Да. Причём если раньше они могли кормиться, например, будучи наёмными рабочими у тех же самых аристократов, у которых земля есть, то теперь наёмные рабочие скорее не нужны.

Это тоже интересная деталь. Вопрос о том, что было рентабельнее, дешевле: сила наёмного рабочего или раба – не очень однозначный. Раба ты обязан кормить. Сколько ел раб? Катон, который весь из себя прижимистый, который экономит на всём: больного раба обязательно продать, это заштопать, это переделать, он на раба тратит 4 модия зерна в месяц.

М. Родин: То есть почти столько же, сколько потом выдавали бедным гражданам в Риме в имперское время.

М. Кириллова: Да. Т.е. он тратит на раба не так мало. Если раб не занят непосредственно в производстве, не пашет землю, никакими тяжёлыми работами не занимается, ему можно дать 3 модия. Но это всё равно солидно. Соответственно, посчитайте, сколько набегает за год. Вот вам и ответ на вопрос, почему это хозяйство не всегда рентабельно. Но здесь вопрос не в рентабельности. Здесь вопрос статуса. У меня есть рабы, и мои рабы обрабатывают мои поместья, которых много. Это просто звучит красиво, очень по-древнеримски. Это апелляция к каким-то старым традициям.

Поэтому возникает вопрос: а что делать с этим самым беднейшим населением? И Тиберий Гракх предлагает ту самую схему, которую мы с вами в начале обозначили, как вполне характерную для древних обществ и как не такую неизвестную для римского общества: это основание колоний. Где же их основывать? Вы сказали интересную фразу, что основывали их на новой земле. Проблема заключалась в том, что никакой новой земли у римлян к этому моменту уже нет. Можно сказать, основные завоевания закончились. И если раньше, например, в начале II в., выводятся колонии на юг, на земли тех союзников, которые римлян предали, выводятся колонии на север, потому что там идёт война с лигурами и их нужно усмирять. Римляне иногда сбегали из этих местностей, потому что не очень им там хочется жить, но это уже другой вопрос.

И римляне, в конце концов, не хотят уезжать из Рима. Это тоже важная проблема, которая есть, которая ещё острее станет в I в. Римляне не хотят кормить себя сами, не хотят уезжать далеко. Поэтому им нужна, например, Кампания, хороший богатый регион. Правда, заселённый и свободной земли там нет. Но хочется же туда. Поэтому Гракх предлагает возобновить старую норму закона Лициния и Секстия, ограничивающую частные владения на некогда завоёванной земле. И на те земли, которые появятся вследствие лишения права владения крупных аристократов или просто у тех, кто не сможет доказать, откуда у них эти земельные владения, мы кого-то и выселим.

Гракханские комиссии действительно функционировали. Об их функционировании мы имеем сведения не только литературной традиции, даже довольно поздней. Есть такой документ, называется «Книга колоний», это IV в. н.э. Там перепись всех городских и сельских поселений, когда там была размежевана земля, кому её передали. И там постоянно встречаются указания на какие-то гракханские межевания. Тогда, может быть, были основаны эти поседения, а может чуть позже. Поэтому гракханские комиссии какое-то время действительно работали. Скорее всего, раздать землю особенно не успели, поскольку конец старшего из Гракхов был трагичен.

Но тут на арену выходит младший Гракх, который нас интересует даже в большей степени, чем старший. Реформы Гая Гракха обычно принято называть скорее вторичными по отношению к реформам Тиберия. Что ничего нового он не предложил, а просто ударился в популизм. И в какой-то степени исследователи здесь долго находились под влиянием оценок Цицерона. Но нужно понимать, что Цицерон писал, наблюдая политическую жизнь Рима своего времени, и она была всё-таки немного другая. В частности особенно его раздражал Публий Клавдий, о котором мы тоже вспомним.

Что касается современных исследований, посвящённых Гаю Гракху, тут и диссертации у нас не так давно защищались, посвящённые этой теме, вот деятельность Гая оказывается даже более продуманной и даже в какой-то степени более на злобу дня, чем деятельность Тиберия. Если вопрос выведения колоний был сложным, решать его особенно никто не хотел, то обязательные хлебные раздачи становятся более актуальной мерой и очень приветствуются населением.

Здесь возникают вопросы: кому раздают? Здесь сложно. Непонятно, кому. Цицерон говорит нам: «плебсу». Как-то так. Некоторые исследователи подсчитывают количество получателей этого самого хлеба как где-то 40000. Бесплатно ли раздают? Тоже нет. Раздают за плату: 6 ассов и треть за модий. Цицерон считает, что это разоряло казну. Но скорее всего нет.

М. Родин: Т.е. продают, но просто дешевле. Такая мера социальной поддержки.

М. Кириллова: Да. Это не бесплатные раздачи. Ещё никто не ловит политических деятелей на форуме и не возмущается, почему хлеб такой дорогой. Но они просто пытаются снизить цену, и как-то повлиять на рынок хлеба. Сделать его, видимо, более доступным для населения. Очевидно, эту реформу можно трактовать в том числе и так.

В основном мы слышим из источников про колонии Тиберия Гракха. Один проект колонии у Гая Гракха тоже был. Это колония на территории бывшего Карфагена. Местность эта была очень хорошая. Как раз она позволила бы наладить поставки хлеба от римских граждан. Там планировались довольно большие участки в 200 югеров. Это 50 га. Т.е. они не для бедных, скорее для средних, которые ещё могут обрабатывать их рабами и поставлять хлеб в Рим. Это было очень важно. Римское население в Африке на самом деле было. Рим не хотел выводить колонии, но римляне были много где и обеспечивали всё-таки какое-то влияние, какую-то связь этих земель с метрополией. Но тут принимается решение о выведении настоящей колонии. А это довольно важно. Потому что колония – это больше, чем просто город. Это сакральная копия Рима. Под это должны быть соответственные знаменования. А то место, куда её хотели вывести, территория бывшего Карфагена, – на нём противники Гракха и сыграли, не смотря на то, что оно было выгодно. Сам Гракх вынужден был уехать за море устраивать эту колонию, проводить межевание. А в Риме в это время распространяются слухи, что всё это сопровождалось неблагоприятными предзнаменованиями, что там была буря, потом прибежали волки и выломали все межевые знаки и убежали с ними. Эта агитация, которая с одной стороны может показаться наивной, повлияла на общественные настроения против этой колонии. Это был единственный случай, когда колония была сначала принята, потом отозвана. На самом деле, это было очень выгодное предприятие. Оно должно было помочь и продовольственной проблеме, и подвозу хлеба. Потому что вопрос, видимо, оставался, население не убавлялось. Не смотря на это колония была отозвана. И младший Гракх тоже погиб. 

М. Родин: Получается, хлеб из Африки не пошёл. Т.е. хлеб поставляли пока только из Сицилии как налог. Египет ещё не завоёван.

М. Кириллова: Как налог он ещё, естественно, не идёт. Поэтому вероятно ещё какие-то продажи шли. Мы говорим, что хлеб из Карфагена не пошёл по тем каналам, по каким планировал Гай Гракх. Но мы знаем, что римское население там осталось, оно удерживало те участки, которые им Гракх дал, и не хотело оттуда уходить. У нас есть большой памятник на этот счёт: аграрный закон 111 г. до н.э. Очень сложный документ. Он разбит на несколько частей. Исходных размеров мы его не знаем. Поэтому есть несколько редакций закона, пытаются составить как мозаику, прочитать, что там на самом деле было. Он очень большой. Он явно пытался решить те проблемы, которые возникли в эпоху Гракхов. Но что мы точно оттуда знаем – что римское население там было и эти участки за их хозяевами признавались. Т.е. получилась странная ситуация, может, немножко тупиковая, дающая простор для разного рода интерпретаций, но тем не менее.

М. Родин: Когда появилась централизованная система снабжения Рима и как она была организована?

М. Кириллова: Чем дальше в I в., тем меньше у нас данных. Мы знаем, что ещё попытки снизить гракханские цены на хлеб предпринял Аппулей Сатурнин. Но он задумал очень многое, но практически ничего привести в исполнение не смог. Когда к власти пришёл Сулла, он этот гракханский хлебный закон просто отменил. Долгое время про него не было ничего слышно. Потом его восстановили.

И тот самый закон, против которого так возмущался Цицерон, это закон 58 г., который разрешал раздавать хлеб бесплатно. Уже к концу Республики впервые приходят к идее бесплатной раздачи хлеба.

М. Родин: Это уже чисто за бюджетные деньги раздаётся плебсу.

М. Кириллова: Да. Цицерона это приводило в негодование, но сделать он ничего не мог: мера была очень популярная. Притом количество людей, которые могут получать хлеб, росло. В 46 г. до н.э. – 320000.

М. Родин: Это уже не 40000.

М. Кириллова: Да. В короткий срок происходит изменение. Но как точно оно происходит – нам уже сказать довольно сложно. Связано это, естественно, с особенностями политической борьбы, и это, конечно, попытка привлечь внимание населения к себе. Вот Цезарь на самом деле с этим мириться не очень хотел. Он сокращает количество тех, кто может претендовать на бесплатный хлеб, где-то до 150000, а всех остальных планирует разослать по колониям. Вполне естественное решение. Колонии он планирует по всему Средиземноморью. У Цезаря одни из самых масштабных планов. Потом на самом деле все эти планы во многом будет реализовывать Август. Вести он себя будет не так эффектно, как вёл себя Цезарь, потому что во времена Цезаря идея высылать римское население подальше восприняли откровенно в штыки. Об этом пишет Светоний в его биографии. О том, как население думало, что он небось и столицу хочет перенести из Рима, и нас услать в Грецию, в Малую Азию, в Африку. Всё это подогревает определённое недовольство. Но как потом узнали убийцы Цезаря, население Цезаря скорее принимало, чем не принимало.

Решение это по сути будет воплощать Август. Именно он уже довольно основательно проправит. После 7 г. до н.э. он учреждает эту должность: префекта анноны. Человека, который будет контролировать распределение хлеба. Примерно в это же время устанавливается количество получателей, около 200000. Эта цифра не меняется большую часть Империи.

Поэтому та система, которая есть – это очень во многом Август. Он здесь, как и в других областях римской жизни, закладывает основы Империи. И потом его продолжатели во многом, конечно, развивают. Тот эпизод с Клавдием, о котором я упоминала в самом начале. Но именно в момент с Августом у нас складывается та система, которая будет потом, и которая нам известна по Имперским сочинениям и по тому же Ювеналу.

М. Родин: Правильно ли я понимаю, что сам факт этих августовских реформ, которые узаконили окончательно это всё, говорит о том, что они не смогли справиться социально-экономически с этой проблемой появления большого количества безземельного плебса, который не может сам себя кормить, и им пришлось брать этих людей на баланс бюджета?

М. Кириллова: Да, конечно. Август, при том что он вывел довольно много колоний, всё равно вёл себя не настолько резко, как повёл себя Цезарь. Он вёл аккуратно. Он прошёл многое. Ему многое пришлось воспринимать более осторожно. Поэтому он не смог окончательно решить эту проблему, каких-то резких мер не принял. Каких-то массовых строительств, которыми пытался занимать население ещё Гай Гракх, тоже не сделал. Поэтому эта проблема городского населения, которое нужно обеспечивать бесплатным хлебом, так и осталась. И та самая толпа, которая хочет хлеба и зрелищ, образуется уже в эпоху Империи. По-моему, Тиберию принадлежит эта фраза, что если попытаться эти бесплатные раздачи хлеба отменить, то просто политическая власть не удержится.

М. Родин: В общем да, эта самая сильная империя не смогла решить эту социальную проблему. Мне кажется, это была одна из червоточин, которая её и погубила: огромное количество населения, которое само себя не может обеспечить и вынуждено побираться на бюджетные деньги.

М. Кириллова: Они это воспринимали как привилегию. Я римлянин, я у себя дома, и моё государство меня обеспечивает.

Вопрос снабжения крупного города, конечно, важен. А крупного и политически важного города ещё более важен.

Поддержите «Родину слонов»:
https://www.patreon.com/rodinaslonov

Кнопка «Поддержать проект». Она находится под аватаркой группы. https://vk.com/rodinaslonov?w=app5727453_-98395516

Яндекс.Деньги https://money.yandex.ru/to/410018169879380

QIWI qiwi.com/p/79269876303

PayPal https://paypal.me/rodinaslonov


Об авторе: Михаил Родин

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности